Об онлайн-перехвате.

Результаты анализа видеоматериалов с выборов президента РФ 18 марта 2018 года уже получили немалую известность. “Гибридная явка” – лишь одна из публикаций Новой Газеты. Тема освещалась также Движением “Голос” и другими СМИ. Однако создание архива видеозаписей с избирательных участков изначально было очень непростой задачей, а успех никто не гарантировал. Я публикую основной текст этой закрытой записки, лишь по истечении года после ее написания, с изъятием небольшого технического дополнения. Она дает некоторое представление о первоначальном замысле, который в дальнейшем претерпел существенные изменения. Были упомянуты причины, вызвавшие необходимость онлайн-перехвата, возможные риски и перспективы. Той же зимой образовалась неформальная межрегиональная группа, в которую вошли представители различных наблюдательских сообществ, эксперты и гражданские активисты со всей страны. Результатом их общих усилий стало создание обширного архива качественных и полных видеоматериалов, с более чем восьми тысяч избирательных участков из многих регионов России. Этот банк данных сейчас активно используется в рамках нескольких проектов по изучению записей. Один из них реализуется Ассоциацией наблюдателей Татарстана. Текущие результаты этой работы отражены в Таблице фальсификаций “Избиркомы России 2018”.

“Об онлайн-перехвате”
текст записки от 04 января 2018 года.

Суть идеи заключается в том, чтобы в день голосования 18 марта 2018 года записать и сохранить поток трансляции со всех избирательных участков России, где будут установлены камеры видеонаблюдения.

Для чего нужен онлайн-перехват?

Видеозаписи позволят обнаружить возможные нарушения избирательного законодательства. Существуют достаточно надежные технологии подсчета явки, которые дважды применялись в Казани. Поскольку ожидается именно завышение явки, актуальность такого анализа достаточно высока.
Особенно интересны регионы, недоступные для непосредственного наблюдения (Чечня) или регионы, где явка многократно завышается (Дагестан, Северная Осетия и др.)
Видеозаписи с участков позволяют достаточно быстро выявить нарушения установленного порядка сортировки и подсчета бюллетеней.
Опыт показывает также, что в кадр могут попадать и просто зрелищные моменты наиболее вопиющих нарушений. Например, вбросы бюллетеней.
Основная причина, которая делает нужным онлайн-перехват – это предполагаемые трудности и задержки при получении официальных видеозаписей. При наличии хороших перспектив на получение официальных видеозаписей, в онлайн-перехвате не было бы никакой необходимости.

Что для этого нужно?

Нужна технология, нужны люди, техника и финансы. Примерная технология уже была опробована на выборах 18 сентября 2016 года в Казани, где удалось перехватить и записать трансляцию со всех (более 400) участков города.
Объем записи с одного избирательного участка в 2016 году составлял около 8 Гб. Вся Казань умещается в один носитель емкостью 4 Тб. Исходя из этих расчетов, резонно предположить, что вся страна займет около 500 Тб.
В день голосования поток направлялся на удаленные хранилища, с которых данные впоследствии перекачивались на собственные носители. Временная аренда техники и хранение данных оплачивались гражданскими активистами из своих средств.
Затраты на Казань в 2016 году составили 12 тыс. рублей. Для всей страны сумма возрастет не менее чем в 100 раз. В случае успеха потребуются расходы на приобретение носителей соответствующего объема. Кроме этого, необходимо предусмотреть вознаграждение непосредственным исполнителям.

Недостатки и риски.

К сожалению, успех не гарантирован. Опыт показывает, что параметры трансляции в день голосования могут внезапно измениться и не соответствовать параметрам проводимого накануне тестирования. Следовательно, начало записи может быть потеряно из-за необходимости адаптации программ, которая займет некоторое время.
Наибольшие потери будут, очевидно, в 11-й часовой зоне (Камчатский край и Чукотский АО), где трансляция начнется на 9 часов раньше чем в Москве.
Непонятно также, какую нагрузку могут выдержать раздаточные серверы государственной системы ВебВыборы. Нельзя исключить введение законодательных ограничений на трансляцию потока за пределы РФ или технические ограничения.
Даже в случае успеха многие видеозаписи окажутся неполными, с пропусками из-за сбоев, что сделает невозможным корректный анализ явки на соответствующих участках.
Серьезным недостатком будет юридически ничтожный статус перехваченных видеоматериалов. Даже официальные записи не принимаются судами и следственными органами. Полученные результаты можно будет эффективно использовать лишь для огласки в СМИ и публичной критики.

Снижение рисков.

Риск потери начала записи снижается тем, что трансляция начинается за час до начала голосования. Кроме того, протяженность страны дает возможность использовать разность часовых зон и решить возможные проблемы еще до начала голосования в менее удаленных к востоку регионах.
На случай технических ограничений, если невозможно будет записать все, необходимо заранее определить приоритетные группы участков (приоритетные регионы) для работы.
Что касается риска затрат, то он снижается тем, что в случае неудачи оплачивать временное хранение данных и покупать носители уже не придется. Впрочем, это слабое утешение.
Онлайн-перехват необходимо сочетать с массовым онлайн наблюдением и одновременной записью с домашних компьютеров. Желательно разработать пользовательские программы, позволяющие волонтерам самостоятельно записывать один-два участка на свой компьютер.
Риск блокировки индивидуальных пользователей ниже. Немного свободного места на диске (8-16 Гб) найдется у каждого. Такое дублирование поможет восполнить пробелы главного архива. Правда, таких пользователей потребуется достаточно много. Массовое онлайн наблюдение, скорее всего, должно стать отдельным проектом со своими задачами.

Что дальше?

В случае успеха онлайн-перехвата нужно будет незамедлительно приступить к обработке полученных данных. Эта работа обладает большой трудоемкостью. Такую задачу можно решить с помощью большого числа удаленных волонтеров. Упор необходимо сделать на три наиболее простые и поддающиеся анализу вещи. Это подсчет явки, анализ процедур работы с бюллетенями и одновременное выявление зрелищных эпизодов. От поиска «карусельщиков» и анализа распределения бюллетеней на первом этапе придется отказаться.
В первую очередь необходимо будет наметить участки для выборочного анализа, поскольку все проверить заведомо невозможно. Кроме того, надо будет провести мониторинг запланированных участков на предмет их пригодности к работе, в том числе, на предмет применимости программ для ускоренного просмотра.
Очевидно, что нужно будет выделить менее многочисленную, но более подготовленную группу волонтеров, на которую кроме предварительного мониторинга возложить функцию перепроверки данных.

Что делать сейчас?

Необходимо срочно собрать круг заинтересованных лиц и приступить к консультациям для решения организационных задач. Уже сейчас нужно понять, кто и что будет делать, при какой поддержке и финансировании. Техническая сторона вопроса также требует изучения со стороны специалистов. Дополнительная информация будет предоставлена.

4 января 2018 года. Азат Габдульвалеев г. Казань