Об итогах местных референдумов 2019 года по самообложению в поселениях Татарстана

На исходе 2019 года в Татарстане прошла традиционная серия местных референдумов по самообложению. Её отличием от минувших лет стал резкий спад числа таких референдумов: в подавляющем большинстве поселений вопросы самообложения местных жителей стали решаться в форме «сходов» — многоэтапных собраний (части) жителей поселений, проводимых без оповещения через региональные СМИ, включая сайт ЦИК Татарстана, и потому менее доступных для независимого общественного контроля их хода и исхода.

Вместо сотен поселений в минувшие годы местные референдумы в 2019 году прошли лишь в 54 поселениях: 2 референдума 17 ноября, 19 референдумов 24 ноября, 17 референдумов 1 декабря, 15 референдумов 8 декабря и 1 референдум 22 декабря.

Независимые наблюдатели были на 6 референдумах (трёх 24 ноября и трёх 8 декабря) из упомянутых 54 (т.е. на каждом девятом референдуме).

1. О мотивах и методах работы независимых наблюдателей

Независимые наблюдатели отличаются знанием действующего законодательства, своих прав и обязанностей, умением бороться законными способами с возможными нарушениями порядка голосования и подведения его итогов, пониманием происходящих на избирательном участке процессов и явлений, настойчивостью и активностью.

Работают независимые наблюдатели отнюдь не за материальное вознаграждение. (Наблюдательские объединения в лучшем случае могут компенсировать им часть расходов на проезд, питание и проживание.) Как правило, это люди, из любопытства однажды пришедшие своими глазами увидеть наши «выборы» изнутри, желавшие на основе собственного опыта критически оценить множество публикаций на выборные темы; ужаснувшиеся увиденному; и с той поры считающие своим долгом сделать хоть что-то для исправления кризисной ситуации.

Инструментов в арсенале независимых наблюдателей немного. Во-первых, это профилактика возможных правонарушений (рабочие контакты с руководством избирательной комиссии для предотвращения возможных нарушений закона и прав участников выборного процесса либо для оперативного их исправления до наступления негативных последствий). Во-вторых, это оперативная огласка правонарушений, когда ситуацию не удаётся разрешить «в рабочем порядке» (сообщения на «Карту нарушений«, в СМИ, в социальные сети). В-третьих, это заявления и жалобы в избиркомы, полицию, прокуратуру, следственные органы и суд.

У независимых наблюдателей нет никаких возможностей влиять на явку и выбор избирателей. Их единственной целью является защита волеизъявления избирателей от любых искажений, от кого бы такие намерения ни исходили.

2. О составе независимых наблюдателей

В независимом наблюдении за местными референдумами 2019 года по самообложению в поселениях Татарстана участвовали представители движения Голос (в т.ч. из других регионов страны), штаба Навального, партии Яблоко, Либертарианской партии России, Ассоциации наблюдателей Татарстана, экологических движений и другие гражданские активисты. Поддержку оказало также региональное отделение партии Справедливая Россия.

Как правило, независимые наблюдатели работали на участках референдума парами: один в статусе представителя СМИ, а другой в статусе наблюдателя от региональных отделений партии Яблоко или (24 ноября) партии Справедливая Россия.

На местном референдуме 8 декабря в Лаишеве независимые наблюдатели сотрудничали также с представителями КПРФ.

По нашим данным, за частью референдумов 17 ноября (в Верхнем Услоне), 1 декабря (в Спасском районе) и 8 декабря наблюдали также представители партии Справедливая Россия.

Как минимум 24 ноября и 8 декабря на участках референдума были (и иногда оставались до финала работы участковых комиссий) представители «Корпуса наблюдателей «За чистые выборы» и общественной палаты Татарстана.

На референдуме 8 декабря в Лаишеве приходилось учитывать угрозу активного противодействия со стороны свеженазначенных членов комиссий референдума с правом совещательного голоса от ЛДПР, появившихся на участках к концу времени голосования. «Силовые наблюдатели» не раз проявляли себя в прошлом, однако на этот раз серьёзных инцидентов не было.

3. О числе референдумов и участков референдумов под независимым наблюдением

24 ноября независимым наблюдением было обеспечено 20 участков (из 115-ти работавших 24 ноября) трёх местных референдумов (из 19-ти): 13 участков из 16 в Арске (87.21% списка избирателей поселения), 5 из 7 в Высокой Горе (86.97%), 2 из 3 в Ленино-Кокушкине (87.78%). (Независимые наблюдатели были преимущественно на наиболее крупных — по числу избирателей — участках референдума.) В целом на 19 местных референдумах 24 ноября независимые наблюдатели защищали волеизъявление 23.03% списка избирателей.

8 декабря независимым наблюдением было обеспечено 16 участков (из 81) трёх местных референдумов (из 15-ти): 2 (из 2-х) участка в Красносельском поселении Высокогорского района, все 9 участков в Лаишеве, все 5 участков в Пестрецах. В целом на 15 местных референдумах 8 декабря независимые наблюдатели защищали волеизъявление 23.98% списка избирателей.

Всего в серии местных референдумов Татарстана 2019 года под независимым наблюдением было 36 участков из 296 (т.е. примерно каждый восьмой участок) — 16.30% списка избирателей (т.е примерно каждый шестой избиратель).

4. О результатах независимого наблюдения

Из-за невысокой явки (не выше установленного законом порога в 50%) признаны несостоявшимися все 6 референдумов, где было независимое наблюдение. А из 36 участков этих 6-ти референдумов недостаточная явка зафиксирована на 33-х участках.

При этом из 48 остальных референдумов (где независимого наблюдения не было) несостоявшимся признан лишь один референдум 17 ноября в Верхнеуслонском поселении. А из 260 участков этих 48-ми референдумов недостаточная явка зафиксирована лишь на 11-ти участках.

(При этом, напомним, референдум 17 ноября в Верхнеуслонском поселении не состоялся тоже не «сам по себе»: по нашим данным, общественный контроль организовали местные активисты при деятельной поддержке члена ЦИК Татарстана с правом совещательного голоса от Справедливой России И.Елисеева.)

О неслучайном характере столь существенных различий в результатах референдумов при независимом наблюдении и без такового говорят результаты точного теста Фишера применительно как к числу референдумов, так и к числу участков референдумов:

(Тут видно, что различия между наличием и отсутствием независимого наблюдения статистически существенные с колоссальной достоверностью. Другими словами, одними только случайными факторами объяснить различия такого характера и размера — невозможно.)

Итоговые сведения о явке на всех 54-х местных референдумах Татарстана представлены на этой диаграмме:

(здесь результаты референдумов под независимым наблюдением выделены зелёным цветом).

На наш взгляд, вывод из представленных данных возможен лишь один: в настоящее время (при нынешнем составе участковых комиссий и нынешнем способе их формирования) только независимые от власти наблюдатели могут защитить волеизъявление избирателей.

5. О критике независимого наблюдения за местными референдумами

Особенностью нынешней кампании референдумов стала нарастающая критика нашей работы. И если к нападкам со стороны «общественных активистов» и провластных каналов и СМИ нам не привыкать, то нареканий от бывшего председателя ЦИК Татарстана и уж тем более от президента Татарстана мы ранее не удостаивались.

Для начала разберём аргументы Э.С.Губайдуллина:

Тезис Наша критика этого тезиса

Как показала практика, итоги референдумов никак не зависят от количества и принадлежности наблюдателей на конкретном участке. Из 53 прошедших референдума несостоявшимися были признаны лишь 7. Говорить, что они не состоялись из-за присутствия наблюдателей — нельзя.

Потому что в некоторых из таких поселений, где проходило голосование, наблюдателей не было, а процедура все равно была признана несостоявшейся. Поэтому утверждения о какой-то связи между результатами волеизъявления граждан и присутствием оппозиционных наблюдателей — беспочвенны и неверны.

1. Во всех поселениях с независимым наблюдением референдумы признаны несостоявшимися. И это в Татарстане происходит ежегодно. И наоборот, при отсутствии независимых наблюдателей все референдумы ранее всегда «состоялись».

2. Единственный несостоявшийся референдум 2019 года, где не было независимых наблюдателей, прошёл 17 ноября в Верхнем Услоне. Напомним наши сведения из параграфа 4 (чуть выше): «референдум 17 ноября в Верхнеуслонском поселении не состоялся тоже не «сам по себе»: по нашим данным, общественный контроль организовали местные активисты при деятельной поддержке члена ЦИК Татарстана с правом совещательного голоса от Справедливой России И.Елисеева«.

Таким образом, в Верхнем Услоне был даже более желанный нам случай: наблюдение за участковыми комиссиями вели не приезжие наблюдатели, а сами заинтересованные жители поселения!

3. Для множественного числа — «в некоторых из таких поселений» — оснований не было изначально.

Они приходят утром — время 6 утра, они еще не имеют права заходить на участок, но уже начинают будоражить людей

1. Согласно п.1 ст.52 закона РТ «О местном референдуме» — «Голосование на референдуме проводится с 7 часов«

2. Общеизвестно, что участковые комиссии в день голосования начинают свою работу за час до начала голосования.

3. Согласно п.3 ст.24 того же закона «С момента начала работы участковой комиссии в день голосования, а также в дни досрочного голосования и до получения сообщения о принятии вышестоящей комиссией референдума протокола об итогах голосования, а равно при повторном подсчете голосов участников референдума на участках референдума вправе присутствовать лица, указанные в пунктах 1 и 1.2 настоящей статьи, а также наблюдатели, иностранные (международные) наблюдатели«.

Внимание же со стороны президента Татарстана Р.Н.Минниханова мы расцениваем как признание важности и ценности нашей работы по защите волеизъявления избирателей. Ведь очевидно же, что легитимные лица и органы власти могут быть избраны лишь там, где не искажена воля ни одного избирателя. Мы полагаем, что президент Татарстана в нынешних непростых условиях как никто другой должен быть заинтересован в легитимности власти, в доверии граждан к результатам выборов и референдумов.

Выводы

1. Участковые избирательные комиссии Татарстана (в их нынешнем составе и при текущих способах их формирования) без сильного и грамотного внешнего независимого наблюдения в основном неспособны защитить волеизъявление избирателей. Они слишком зависимы от местных администраций.

2. Обе миссии независимого наблюдения за местными референдумами Татарстана (24 ноября и 8 декабря) в 2019 году были успешными: они смогли защитить истинное волеизъявление избирателей, которые преимущественно «проголосовали ногами» — не явились на участки референдума. А явившиеся участники референдума голосовали отнюдь не так, как «голосовали» их коллеги на участках без независимого наблюдения.

3. Текущей численности независимых наблюдателей Татарстана катастрофически мало для защиты волеизъявления избирателей на мало-мальски крупных выборах и референдумах. Избиратели Татарстана в основном пассивны как в реализации своего активного избирательного права, так и (особенно) в защите собственного волеизъявления.

4. Задача наращивания числа и выучки независимых наблюдателей становится ещё более актуальной в связи с намерением властей Татарстана внедрить самообложение граждан уже в крупных городах Татарстана, включая самые крупные (Набережные Челны и Казань). Впрочем, в защите собственного волеизъявления на выборах и референдумах в первую очередь должны быть заинтересованы сами избиратели. Без их желания и усилий существенные изменения невозможны.

Дмитрий Первухин, координатор Ассоциации наблюдателей Татарстана

P.S. Интерпретация результатов точного теста Фишера (пусть и данная по другому поводу) «различия … существенные с колоссальной достоверностью» принадлежит известному электоральному эксперту Сергею Шпилькину.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *