Новости

О финальном голосовании на «Премию Немцова — 2020»

С 18 часов 14 апреля 2020 года на сайте «Новой газеты» идёт финальное голосование, итогом которого станет шорт-лист из 36 кандидатов на «Премию Немцова — 2020» — ежегодную премию фонда Бориса Немцова за отвагу в борьбе за демократические ценности и права человека.

В 2020-м году по инициативе движения «Голос» одним из соискателей названной премии стал заместитель координатора «Ассоциации наблюдателей Татарстана» Азат Габдульвалеев.

Общественным наблюдением за выборами и референдумами Азат Садгатович занят с 2004 года. Очевидно, немного найдётся в Татарстане и всей России наблюдателей за выборами с таким стажем.

Общеизвестны заслуги Азата Габдульвалеева как организатора и наиболее активного участника анализа видеозаписей официальных трансляций с вебкамер на избирательных участках на выборах 2012, 2016 и 2018 годов.

С 2016 года Азатом Габдульвалеевым в качестве педагога-инструктора подготовлены десятки новых наблюдателей за выборами и референдумами.

В 2013-2018 годах Азат Габдульвалеев был членом участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса избирательного участка № 142 г. Казани. Результаты голосований на том участке стали эталонными: именно по данным с нескольких десятков таких участков можно определить истинный уровень народного волеизъявления как по явке, так и по распределению голосов.

Десятки раз участвовал Азат Габдульвалеев в судебных разбирательствах по защите избирательных прав избирателей, наблюдателей и избирательных объединений. Есть на его счету и жалобы, признанные приемлемыми для рассмотрения в ЕСПЧ.

Заслуги Азата Садгатовича в правозащите неоднократно признаны:
— в 2015-м году он стал лауреатом премии «За честные выборы»,
— в 2016-м году он награждён медалью «Защитнику честных выборов» движения «Голос».

Ассоциация наблюдателей Татарстана призывает всех своих сторонников поддержать кандидатуру А.С. Габдульвалеева на «Премию Немцова — 2020».

О регулировании голосования

Из-за продолжающегося распространения коронавируса многие региональные выборы перенесены на неопределенное время. Очевидно, что новые даты будут назначены после улучшения ситуации с эпидемией. Однако, даже если вирус отступит, население разделится на тех, кто уже был заражен и на тех, кого инфекция еще не затронула.

Всякое массовое мероприятие будет означать риск перемешивания этих двух слоев, что в свою очередь может спровоцировать новые вспышки. По всей видимости, во время голосований будут предприняты меры защиты.

В этой ситуации могут оказаться полезными данные о почасовой активности избирателей, полученные с помощью видеозаписей. Анализ показывает, что на президентских выборах 2018 года посещаемость избирательных участков доходила до 90-120 чел. в час в расчете на одну тысячу списка. При расчетах использовалась средняя интенсивность по 30 минутным интервалам.

Поскольку средняя численность городских участков превышает 2 тыс. человек, то реальный поток избирателей проходящий через них, в отдельные периоды достигал 200 чел. в час и более. По закону максимально возможная численность участков составляет 3 тыс. человек.

Во второй половине дня интенсивность голосования падает в 3-5 раз. Такая неравномерность раньше никогда никого не заботила, в том числе и меня, но сейчас с этим желательно что-нибудь сделать.

Первое, что напрашивается — это разукрупнение избирательных участков, но едва ли такая мера осуществима в ближайшее время. Перенарезка участков повлечет за собой переформирование комиссий и увеличение их числа.

Есть другой способ. Я в свое время пять лет отработал в участковой комиссии и прекрасно знаю, как производится информирование избирателей. Комиссиями, как правило используются изготовленные типографским способом бланки-приглашения. Если добавить в них рекомендуемое время голосования, то это может дать определенный эффект, пусть даже частичный. Понятно, что никто не прогонит человека, если он вдруг придет не в свое время, но многие послушаются.

Такая простая мера помогла бы избежать большого скопления избирателей на участках в моменты наибольшей интенсивности голосования. Люди существа разумные и вполне способны регулировать свое поведение. Во всяком случае, можно попытаться осуществить эту идею на ближайших выборах.

Заместитель Координатора Ассоциации наблюдателей Татарстан Азат Габдульвалеев.

Краткие итоги выборочной проверки видеозаписей с избирательных участков по выборам Президента Российской Федерации 18 марта 2018 года.

Предисловие к статье Азата Габдульвалеева «Краткие итоги выборочной проверки видеозаписей»

Представленная ниже работа является значительным вкладом в исследование выборов Президента Российской Федерации 2018 года и вообще – в исследование российских выборов.

Установка видеокамер на избирательных участках, в массовом масштабе, впервые осуществленная в 2012 году, была большим шагом в направлении повышения открытости и гласности наших выборов, то есть, вполне соответствовала одному из принципов российских выборов, декларированному в законе. Сделанные в 2012 году на избирательных участках видеозаписи шокировали организаторов выборов, после чего эта технология долгое время практически не применялась.

С приходом в 2016 году новых людей в Центральную избирательную комиссию России, видеонаблюдение стало возрождаться, но одновременно с этим стал затрудняться доступ к видеозаписям. Положение об использовании средств видеотрансляции 2016 года существенно затруднило получение видеозаписей гражданами России. Между тем, просмотр именно видеозаписей, а не непосредственной трансляции в день голосования, предоставляет богатый материал для анализа того, что делается на наших избирательных участках.

Конечно, было бы правильным, если бы такой анализ провели избирательные комиссии. Но они не хотят и не могут этим заниматься. Им могли бы помочь простые граждане, но избирательные комиссии противятся такому взаимодействию.

Перед выборами Президента в 2018 году несколько групп граждан России, совершенно обоснованно предположили, что доступ к видеозаписям будет сильно затруднен. Эти группы – каждая своим путем – самостоятельно осуществили видеозапись прямой трансляции, которая велась в день голосования с избирательных участков. Благодаря этому у граждан появились записи процедур голосования и подсчета голосов примерно с 8 тысяч избирательных участков.

Первые опыты исследования этих видеозаписей показали, что во многих участковых избирательных комиссиях была существенно завышена явка, а предусмотренные законом процедуры подсчета абсолютно не соблюдались. Эти сведения были опубликованы и вызвали бурю возмущения у ЦИК РФ. Однако, то исследование было нерепрезентативным, избирательным и касалось, в основном, Кемеровской области, Дагестана и Кабардино-Балкарии – регионов, где фальсификации и невыполнение требований закона заранее ожидались.

Ценность работы Габдульвалеева в том, что его группа исследовала видеозаписи из 11 регионов, разных по своим электоральным традициям, при этом в каждом регионе исследовалась равномерная выборка комиссий. Выборка, к сожалению, не слишком велика, но и она позволяет говорить о некоторой репрезентативности исследования.

Итогом работы группы Габдульвалеева являются оригинальные данные, с высокой вероятностью подтверждающие фальсификацию явки и пренебрежение законными процедурами – в разных объемах — в 10 регионах: Белгородской, Брянской, Кемеровской, Ленинградской, Тюменской областях, Краснодарском и Ставропольском краях, республиках Башкортостан, Дагестан и Татарстан.

Побочным результатом исследования являются интересные данные о динамике голосования. Динамика голосования – полезная характеристика выборов, которой уделяется незаслуженно мало внимания.

Легко предположить, что эта работа вызовет еще больший резонанс у защитников наших выборов. Возможно она приведет к дальнейшему затруднению доступа к видеозаписям. Но это будет свидетельствовать лишь о том, что организаторы выборов рассматривают средства видеонаблюдения только как инструмент рекламы, а не как средство для совершенствования института выборов.

А. Бузин.

Краткие итоги выборочной проверки видеозаписей с избирательных участков по выборам Президента Российской Федерации 18 марта 2018 года.

Самыми главными выборами в стране были и остаются президентские. Именно поэтому исследовательский интерес к кампании 2018 года сохраняется даже по истечении долгого времени. В настоящем отчете отражены результаты выборочной проверки видеозаписей со 147 избирательных участков России, сгруппированных по 11 регионам.

Источником данных послужил архив сохраненных трансляций дня голосования 18 марта 2018 года, созданный совместными усилиями наблюдательских сообществ и гражданских активистов.

Этот ресурс включает в себя видеозаписи с более чем 8 тысяч избирательных участков из 54 регионов России.

Создание архива было само по себе выдающимся достижением. Нет нужды говорить о сложности этой технической задачи, решение которой потребовало значительных усилий. В условиях отсутствия свободного доступа к официальным записям, сохранение трансляций представляло собой единственную возможность увидеть, что же на самом деле происходило на выборах 2018 года.

После выборов 18 марта 2018 года с архивом активно работали наблюдательские сообщества: Ассоциация наблюдателей Татарстана (АНТ), Движение «Голос» (в рамках проекта «УИКДОКФЕСТ»), «Наблюдатели Петербурга». Кроме них активно изучали видеозаписи еще несколько самостоятельных групп исследователей.

Общего руководства не было. Каждая группа ставила перед собой свои задачи. Несмотря на это у них была определенная координация, взаимопомощь и обмен информацией.

Результатом работы волонтеров АНТ стало создание так называемой Таблицы фальсификаций «Избиркомы России 2018». Огромный резонанс вызвали опубликованные в Новой Газете расследования группы Татьяны Юрасовой «Все подходы записаны» и «Гибридная явка»

Первый год работы АНТ был направлен в основном на изучение участков, показатели которых вызывали сомнения. Это давало хороший результат в плане выявления наибольшего числа фальсификаций.

Однако такая избирательность сильно подрывала возможности для широких обобщений. Поэтому на втором году исследований подход был пересмотрен.

Предпочтение было отдано проверке участков, отобранных случайным образом. При этом особое внимание уделялось репрезентативности выборки. Ее основой послужила нумерация избирательных участков, которая в целом следует за административно-территориальным делением.

Для работы было намечен ряд регионов России, которые представлены в архиве большим количеством участков и являются достаточно крупными по численности избирателей. По этим критериям в список исследуемых не попали такие интересные субъекты как Карачаево-Черкесская Республика, Кабардино-Балкарская Республика и Чеченская Республика, которые, несмотря на все их своеобразие, не делают электоральной погоды в масштабах страны в силу своей небольшой численности.

Количество отобранных участков по регионам устанавливалось пропорциональным величине списка избирателей региона. Наименьшая выборка была по Белгородской области (6 участков), а наибольшая по Краснодарскому краю (25 участков).

Предметом исследований были явка и процедуры подсчета голосов.

Выборка первоначально формировалась с помощью функции случайных чисел, затем производился мониторинг и техническая выбраковка. Из выборки затем исключались участки с комплексами обработки избирательных бюллетеней (КОИБ) и комплексами электронного голосования (КЭГ). Первые считались достаточно надежными, чтобы их перепроверять. Однако такой вывод поставлен под сомнение событиями в Приморье в 2018 году и сейчас он уже не представляется столь однозначным.

Участки с КЭГами исключались из-за отсутствия четкого момента фиксации, такого как например, момент опускания бумажного бюллетеня в урну. Другие случаи были связаны с браком или неполнотой записей, трудностями обзора и т. д. Освободившееся в первоначальной выборке вакансии замещались другими участками, ближайшими к выбракованным.

На формирование выборки влияло также и то, что 18 марта 2018 года видеокамеры были установлены на 43 тыс. участках. Таким образом охват составил менее половины избирательных комиссий страны. В свою очередь лишь пятая часть записей была сохранена в видеоархиве.

Так или иначе круг намеченных участков к весне 2019 года был в основном сформирован. Подавляющее большинство из них не было ранее изучено другими группами волонтеров и активистов.

 Главной целью работы было получение адекватного представления о явке в исследованных регионах России.

Исключением был город Санкт-Петербург, в котором не ожидалось значительных приписок, и который должен был дать дополнительный материал для оценки погрешности подсчета визуальной явки.

Другая цель заключалась в оценке качества установленных законом процедур подсчета голосов по наиболее простым критериям. В отдельных случаях, при благоприятных условиях, решалась задача выявления фальсификаций при работе с избирательными бюллетенями и даже восстановления подлинного распределения голосов.

Еще одной целью было получение почасовой динамики активности избирателей в течение дня голосования, что может иметь прикладное значение в будущем.

Задача поиска и выявления случаев многократного голосования перед волонтерами не ставилась из-за большой трудоемкости. Кроме того, предполагалось, что вклад так называемых «карусельщиков» на федеральных выборах относительно невелик и им можно пренебречь.

Тем не менее, эта составляющая может присутствовать внутри параметра «визуальная явка», вследствие чего результаты подсчета по видеозаписи могут несколько отличаться от истинной явки в большую сторону.

Есть еще одна категория, которая неподконтрольна видеонаблюдению. Это надомное голосование, доля которого в ряде случаев была значительной.

Первым регионом, подвергнутым выборочной проверке, стал Башкортостан. По республике было намечено 19 участков: №№ 91, 274, 459, 644, 743, 1001, 1182, 1401, 1581, 1822, 1988, 2149, 2288, 2386, 2569, 2888, 3054, 3205 и 3359. На диаграмме они показаны красными значками.

Значительное завышение (более чем на 50 человек) визуальной явки по сравнению с 8 строкой итоговых протоколов обнаружено на 10 участках: №№ 91, 274, 644, 743, 1001, 1182, 1822, 1988, 2569 и 3205.

Здесь и далее на рисунках мы отмечаем зелеными точками визуальную явку (то есть явку, подсчитанную по видеозаписям). Соответственно, длина красных вертикальных отрезков отражает разницу между официальным показателем явки и визуальной явкой.

Полученные данные позволяют дать оценку реальной явки в рассматриваемом регионе. В основе метода лежит простая идея экстраполяции средней подсчитанной по выборке явки на весь регион и сравнение ее с официальной.

Для исследованных участков (для Башкортостана – это 19 участков) вычислим «частичную» явку, то есть, долю избирателей, которые проголосовали (по нашим подсчетам) в помещениях участков от общего числа избирателей списка этих же участков (общее число избирателей в списке – это первая строка протокола УИК об итогах голосования, которую мы берем из официальных данных).

Если предположить, что реальная явка, усредненная по всем участкам региона, равна вычисленной «частичной» явке, то умножив общее списочное число избирателей региона на вычисленную «частичную явку», получим оценку, числа избирателей, реально проголосовавших в помещениях для голосования. Тогда разница между строкой 8 протокола региональной комиссии об итогах голосования и вычисленной реальной явкой в помещениях участков будет оценкой завышения явки в регионе, исчисленной в количестве избирателей.

Практика показала, что при подсчете явки по видеозаписи ошибка подсчета обычно не превышает 1%. Поэтому при расчётах мы корректировали визуальную явку, деля ее на «поправочный коэффициент» 0,99.

Используя описанный метод (который применяется и для других регионов), мы оцениваем завышение явки в Башкортостане примерно в 389 тыс. человек. Вопрос точности такой оценки удовлетворительным образом пока не разрешен. Очевидно, что чем больше выборка, тем меньше погрешность измерения средней явки.

По 19 исследованным участкам выборки была также получена усредненная почасовая динамика активности избирателей (при рассмотрении диаграмм динамики явки следует учитывать, что пик в начале времени голосования не объясняется досрочным голосованием, которого не было).

Выборка по Дагестану была определена в количестве 10 участков: №№ 112, 372, 540, 743, 928, 1111, 1286, 1398, 1610 и 1909.

Здесь значительное завышение (дефект явки) обнаружено на 9 участках: №№ 112, 372, 540, 743, 928, 1286, 1398, 1610 и 1909.

Масштаб расхождений настолько большой, что в данном случае имеет смысл говорить не столько об искажении, сколько о полной подмене волеизъявления избирателей. Измеренная средняя явка по выборке составила 36,14%, в то время как официально по республике она равна 87,44%. Те же показатели без учета надомного голосования: 35,2% против 85,48%.

Оценка завышения явки составила примерно 815 тыс. человек. Полученная динамика голосования оказалась весьма далека от естественной. Явно просматриваются три волны активности. Это косвенно указывает на возможный недобровольный характер голосования.

Республика Татарстан является электоральным близнецом Башкортостана. Здесь было исследовано 18 участков: №№ 88, 224, 368, 510, 671, 820, 1035, 1187, 1372, 1524, 1667, 1807, 2015, 2138, 2256, 2328, 2591 и 2752.

В результате проверки обнаружено 12 участков с дефектом явки: №№ 88, 671, 820, 1035, 1187, 1372, 1524, 1807, 2138, 2328, 2591 и 2752. Измеренная средняя явка по выборке составила 64,65% против официальных 77,36% по республике. Без учета «надомников»: 61,04% против 73,78%.

Оценка завышения явки составила примерно 354 тыс. человек. Средняя почасовая динамика активности выглядит естественно, однако отличается от динамики Башкортостана смещением максимума примерно на час раньше.

Краснодарский край является самым крупным из исследованных регионов. Для работы было выбрано 25 участков: №№ 101, 326, 438, 731, 1006, 1206, 1703, 1913, 2122, 2328, 2429, 2710, 3005, 3106, 3306, 3511, 3716, 3943, 4123, 4411, 4722, 5217, 5503, 5645 и 5824.

По 5 участкам (№№ 101, 2122, 2429, 5217 и 5503) от группы Татьяны Юрасовой уже имелась предварительная информация, которая в ходе работы была перепроверена и подтверждена. Один участок (№ 5824) ранее был отработан самой Ассоциацией наблюдателей Татарстана. Эти данные были использованы при подведении итогов.

По результатам проверки в Краснодарском крае не обнаружилось ни одного участка с явкой, совпадающей с итоговыми протоколами.

Средняя явка по результатам анализа выборки составила 65,84%. Официальные данные говорят о 77,83%. Без учета надомного голосования: 57,64% против 69,73%.

Оценка завышения явки составила примерно 466 тыс. человек. Интересно, что, несмотря на тотальный характер приписок и большую численность избирателей, Краснодарский край не превзошел Дагестан по части фальсификации явки и занял только второе место.

Средняя почасовая динамика имеет довольно сглаженный вид с небольшим подъемом активности с 18.00 до 19.00 часов.

Ставропольский край был представлен 12 участками: №№ 31, 93, 151, 336, 426, 525, 658, 848, 901, 1040, 1232 и 1267.

Расхождение (дефект явки) обнаружено на 10 участках: №№ 31, 93, 151, 336, 426, 848, 901, 1040, 1232 и 1267.

Измеренная средняя явка по выборке составила 65,91%, а без учета надомного голосования 54,79%. По официальным данным те же параметры по региону равны 73,77% и 64,97%.

Оценка завышения явки составила примерно 181 тыс. человек. Динамика активности не выглядит плавной. К тому же явственно просматривается смещение максимума интенсивности голосования к более ранним часам.

Выборка по Белгородской области насчитывает 8 участков: №№ 30, 229, 451, 613, 769, 948, 1107 и 1204.

Дефект явки обнаружился лишь на 3 из них: №№ 30, 613 и 1204.

Измеренная средняя явка по выборке составила 71,02% с надомным голосованием и 63,87% без него. По официальным данным общая явка по региону 73,22%, а в помещениях участков 66,15%.

Оценка завышения явки составила примерно 20 тыс. человек. Средняя динамика активности не отличается плавностью, что косвенно указывает на недостаточность данных.

Брянская область из исследованных регионов имеет наименьшую численность избирателей. Соответственно для работы было отобрано лишь 6 участков: №№ 164, 232, 417, 552, 714 и 896.

Дефект явки обнаружился на 5 участках: №№ 164, 232, 417, 552 и 896. Несмотря на то, что выборка меньше, чем в Белгородской области, картина получилась более определенной.

Измеренная средняя явка по исследованным участкам составила вместе с надомным голосованием 67,23% и 58,21% без него. Официальные данные по области показывают соответственно 79,66% и 70,68%. Надо сказать, что в Брянской области оказалась самая большая доля надомного голосования (8,98%).

Оценка завышения явки составила примерно 116 тыс. человек. Средняя почасовая динамика голосования отличается высоким пиком активности. Всего за полчаса с 11.00 до 11.30 проголосовали более 10% избирателей от числа всех посетивших свои участки.

Кемеровская область по численности избирателей схожа со Ставропольским краем. Здесь для работы также было отобрано 12 участков: №№ 83, 242, 397, 538, 681, 822, 971, 1117, 1254, 1409, 1562 и 1702. По 3 участкам (№№ 242, 397 и 1254) уже имелась предварительная информация от волонтеров УИКДОКФЕСТА, которая в ходе работы была перепроверена и нашла свое подтверждение.

Расхождение визуально подсчитанной явки с 8 строкой официальных протоколов обнаружилось на 9 участках: №№ 83, 242, 397, 822, 971, 1117, 1409, 1562 и 1702.

Среднее значение явки по исследованным участкам составило вместе с надомным голосованием 65,69% и 60,78% в помещениях участков. По официальным данным те же параметры по области равны соответственно 83,08% и 76,43%.

Оценка завышения явки составила примерно 303 тыс. человек. Динамика активности не показывает серьезных искажений. Распределение имеет естественный вид.

Ленинградская область по численности избирателей схожа с Белгородской. Здесь было также исследовано 8 участков: №№ 68, 185, 298, 423, 539, 662, 781 и 924.

Завышение явки было обнаружено на 4-х участках: №№ 185, 298, 662 и 924.

Средняя явка по выборке составила 63,02% (общая) и 57,68% без учета надомного голосования. По официальным данным средняя явка по области равна соответственно 66,87% и 62,03%.

Оценка завышения явки составила примерно 50 тыс. человек. Динамика голосования показала, что максимум активности запаздывает по сравнению с другими исследованными регионами и приходится на интервал с 11.30 до 12.00.

Тюменская область ненамного превосходит Брянскую по численности избирателей. Для работы было отобрано только 7 участков: №№ 103, 506, 1103, 1505, 1851, 2275 и 2708.

В выборке оказался ранее исследованный Ассоциацией наблюдателей Татарстана участок №1103. Этот же участок еще раньше, непосредственно в день голосования, наблюдал Аркадий Любарев. Пожалуй, это единственный случай, когда один и тот же объект трижды попадал в поле зрения. Данные по нему были использованы при подведении итогов.

В ходе проверки дефект явки обнаружился на 5 участках: №№ 103, 506, 1103, 1505 и 2708. Два участка в самой Тюмени показали хорошее совпадение с официальными данными.

Средняя явка по выборке 71,72% или 66,76% без учета надомного голосования. По официальным данным явка по области составила 78,88% или 75,50% без учета надомного голосования.

Оценка завышения явки составила примерно 86 тыс. человек. Полученная динамика отличается высоким пиком активности с 10.00 до 10.30. Столь ранний максимум наблюдался также в Татарстане и Ставропольском крае.

Город Санкт-Петербург изучался для тестирования метода подсчета визуальной явки и уточнения его погрешности, а также для получения динамики голосования большого города. Всего было просмотрено 22 участка: №№ 61, 199, 309, 420, 531, 640, 759, 811, 1068, 1183, 1265, 1348, 1432, 1517, 1600, 1707, 1795, 1875, 1960, 2046, 2129 и 2216.

Визуальная явка значительно разошлась с официальной лишь на 3 участках: №№ 420, 531 и 2046.

Средняя явка по выборке составила 63,86% общая и 61,76% без учета надомного голосования. Это практически совпало с аналогичными показателями по всему городу 63,69% и 61,71%. Из-за этого алгоритм, примененный в других случаях, здесь уже не мог быть использован.

Участки без обнаруженного завышения явки использовались для определения относительной погрешности визуального подсчета. Ошибка в данном случае не превысила 0,6%.

Динамика активности имеет плавный вид.

Сравнение регионов между собой открывает весьма интересную и познавательную картину.

Диаграмма показывает вклад каждого из исследованных регионов в предполагаемое суммарное завышение явки на 2,8 млн. человек.

Общая численность избирателей исследованных субъектов федерации составила 23,8 млн человек. Это приблизительно 21,8% от списка избирателей всей страны.

В общей сложности из 147 участков выборки выявлено 95 с завышением явки. Все они добавлены в Таблицу фальсификаций «Избиркомы России 2018» в которой уже имелись данные более ранней работы АНТ. Общее число участков с дефектом явки превысило две сотни.  

 Проверка выполнения законных процедур заключалась в анализе наиболее важных требований закона. Производилось ли гашение неиспользованных бюллетеней и работа со списками избирателей? Оглашались ли полученные данные? Было ли оглашение и представление для визуального контроля бюллетеней во время их сортировки? Производился ли поочередный подсчет рассортированных бюллетеней методом перекладывания?

Итоги работы по проверке соблюдения законных процедур отражены в следующей сводной диаграмме:

Полученная картина показывает, что общая ситуация весьма далека от благополучной. Пренебрежение установленными законом процедурами стало нормой независимо от добросовестности избирательных комиссий. Законный порядок нарушался не только для сокрытия фальсификаций, но и просто в силу устоявшейся традиции. Контроль со стороны наблюдающих лиц в большинстве случаев был неэффективен или отсутствовал.

В заключение отмечу, что выборочная проверка видеозаписей дала ответы на очень многие вопросы о российской избирательной системе, да и не только о ней. Кроме того, полученное знание неожиданно приобрело новую актуальность в связи с событиями последних месяцев.

В ходе нашей работы был получен огромный фактический материал прямых наблюдений и непосредственных измерений. Представленный отчет лишь один из наиболее простых вариантов обработки массива данных. Вполне вероятно, что из него можно извлечь гораздо больше интересных заключений. Надеюсь, что эксперты, владеющие более совершенными инструментами, еще скажут свое слово. Мы в свою очередь готовы предоставить им все исходные данные, включая доступ к видеозаписям.

Настоящий отчет является результатом коллективной работы. Большинство волонтеров принимали в ней участие дистанционно. Очень многие люди оказали проекту свою неоценимую помощь и поддержку. Мы очень им благодарны, но не можем никого отметить персонально, чтобы не подвергать людей риску преследования со стороны официальных властей. Эти опасения, к сожалению, имеют под собой некоторые основания.

Заместитель Координатора Ассоциации наблюдателей Татарстана Азат Габдульвалеев, г. Казань.

Выборное собрание АНТ 4 апреля 2020 года

4 апреля 2020 года при явке 77% в онлайн-форме состоялось выборное собрание Ассоциации наблюдателей Татарстана.

Работа прежних руководящих органов АНТ — совета, координатора и его заместителя — признана удовлетворительной.

Срок полномочий новых руководящих органов АНТ установлен в один год.

В новый состав Совета АНТ избраны А.Габдульвалеев, Р.Зинатуллин, А.Кириллович, Д.Первухин и Б.Фанюк.

Координатором АНТ на альтернативной основе избран Д.Первухин.

Заместителем координатора АНТ избран А.Габдульвалеев.

Собрание АНТ

26 марта при явке 76.92% состоялось онлайн-собрание Ассоциации наблюдателей Татарстана.

На собрании внесены изменения в Устав АНТ и обсуждены вопросы текущей работы АНТ.

Собрание удовлетворено переносом голосования по поправкам в Конституцию Российской Федерации с 22 апреля на другую дату.

Ассоциация наблюдателей Татарстана будет наблюдать за упомянутым голосованием.

Обращение Ассоциации наблюдателей Татарстана в Общественную палату Республики Татарстан

Председателю
Общественной палаты Республики Татарстан
З.Р. Валеевой

Уважаемая Зиля Рахимьяновна!

Согласно одобренному Федеральным собранием Российской Федерации 11 марта 2020 года федеральному закону «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» и публикациям СМИ о планах реализации названного закона, 22 апреля 2020 года может состояться голосование по поправкам в Конституцию Российской Федерации.
Названным законом полномочия назначения наблюдателей за голосованием даны только общественным палатам федерации и её субъектов.
Ассоциация наблюдателей Татарстана (АНТ) считает, что наблюдать за голосованием — в силу очевидной общественной значимости решения, возможного по итогам голосования, — вправе представители любых партий, объединений, организаций и любые граждане России.
Это тем более справедливо в части организаций, основной сферой уставной деятельности которых является наблюдение за выборами и референдумами (голосованиями) разного уровня.
Участники АНТ имеют богатый опыт наблюдения за выборами и референдумами. Мы многократно были членами избирательных комиссий с правом решающего и совещательного голоса.

Общеизвестна позиция Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Российской Федерации о наблюдении за предстоящим голосованием, неоднократно выраженная её председателем Э.А. Памфиловой. Так, 10 марта 2020 года Э.Памфилова вновь заявила: «ЦИК заинтересован в том, чтобы все существующие в стране наблюдательские силы и организации приняли участие в наблюдении за голосованием по поправкам в Конституцию РФ«. Она подчеркнула, что общественная палата выступит только модератором, координатором процесса подготовки наблюдателей, но никак не монополистом, который сможет направить в качестве наблюдателей только своих членов.

С учётом изложенного

ПРОШУ:

1. Направить участников и сторонников Ассоциации наблюдателей Татарстана в наблюдение за всеми вариантами голосования по поправкам в Конституцию Российской Федерации.
2. Детали участия Ассоциации наблюдателей Татарстана в наблюдении (список наблюдателей, избирательные участки, даты и время наблюдения, прочее) согласовать в рабочем порядке.

Координатор Ассоциации наблюдателей Татарстана
Д.Н. Первухин

Заявление наблюдательского сообщества России о приговоре по делу «Сети»

Наблюдательское сообщество, занимающееся защитой прав граждан, не может оставаться в стороне от приговора по делу “Сети”.

Мы последовательно выступаем за общественный контроль деятельности государственных органов власти: работа всех государственных структур, в особенности силовых, должна быть открытой и прозрачной.

Мы считаем, что применение пыток и использование в суде показаний, данных под пытками, совершенно недопустимы. Игнорирование свидетельств о применении пыток как в деле “Сети”, так и в ряде других дел последнего времени — следствие неподконтрольности обществу деятельности силовых структур, а при попустительстве суда это ведет к практически полной их безнаказанности.

Отсутствие открытых и честных выборов, несменяемость власти приводят к деградации всех её структур. Неподконтрольная обществу власть превращается в репрессивного монстра, который перестаёт считаться с правами человека во всех сферах и занимается лишь собственным воспроизводством, попирая принципы, заложенные в Конституции Российской Федерации.

Мы требуем пересмотра приговоров по делу “Сети”, полного и эффективного расследования всех сообщений о пытках.

Подписали: Наблюдатели Петербурга, Голос, Сонар и Ассоциация наблюдателей Татарстана.

Об итогах местных референдумов 2019 года по самообложению в поселениях Татарстана

На исходе 2019 года в Татарстане прошла традиционная серия местных референдумов по самообложению. Её отличием от минувших лет стал резкий спад числа таких референдумов: в подавляющем большинстве поселений вопросы самообложения местных жителей стали решаться в форме «сходов» — многоэтапных собраний (части) жителей поселений, проводимых без оповещения через региональные СМИ, включая сайт ЦИК Татарстана, и потому менее доступных для независимого общественного контроля их хода и исхода.

Вместо сотен поселений в минувшие годы местные референдумы в 2019 году прошли лишь в 54 поселениях: 2 референдума 17 ноября, 19 референдумов 24 ноября, 17 референдумов 1 декабря, 15 референдумов 8 декабря и 1 референдум 22 декабря.

Независимые наблюдатели были на 6 референдумах (трёх 24 ноября и трёх 8 декабря) из упомянутых 54 (т.е. на каждом девятом референдуме).

1. О мотивах и методах работы независимых наблюдателей

Независимые наблюдатели отличаются знанием действующего законодательства, своих прав и обязанностей, умением бороться законными способами с возможными нарушениями порядка голосования и подведения его итогов, пониманием происходящих на избирательном участке процессов и явлений, настойчивостью и активностью.

Работают независимые наблюдатели отнюдь не за материальное вознаграждение. (Наблюдательские объединения в лучшем случае могут компенсировать им часть расходов на проезд, питание и проживание.) Как правило, это люди, из любопытства однажды пришедшие своими глазами увидеть наши «выборы» изнутри, желавшие на основе собственного опыта критически оценить множество публикаций на выборные темы; ужаснувшиеся увиденному; и с той поры считающие своим долгом сделать хоть что-то для исправления кризисной ситуации.

Инструментов в арсенале независимых наблюдателей немного. Во-первых, это профилактика возможных правонарушений (рабочие контакты с руководством избирательной комиссии для предотвращения возможных нарушений закона и прав участников выборного процесса либо для оперативного их исправления до наступления негативных последствий). Во-вторых, это оперативная огласка правонарушений, когда ситуацию не удаётся разрешить «в рабочем порядке» (сообщения на «Карту нарушений«, в СМИ, в социальные сети). В-третьих, это заявления и жалобы в избиркомы, полицию, прокуратуру, следственные органы и суд.

У независимых наблюдателей нет никаких возможностей влиять на явку и выбор избирателей. Их единственной целью является защита волеизъявления избирателей от любых искажений, от кого бы такие намерения ни исходили.

2. О составе независимых наблюдателей

В независимом наблюдении за местными референдумами 2019 года по самообложению в поселениях Татарстана участвовали представители движения Голос (в т.ч. из других регионов страны), штаба Навального, партии Яблоко, Либертарианской партии России, Ассоциации наблюдателей Татарстана, экологических движений и другие гражданские активисты. Поддержку оказало также региональное отделение партии Справедливая Россия.

Как правило, независимые наблюдатели работали на участках референдума парами: один в статусе представителя СМИ, а другой в статусе наблюдателя от региональных отделений партии Яблоко или (24 ноября) партии Справедливая Россия.

На местном референдуме 8 декабря в Лаишеве независимые наблюдатели сотрудничали также с представителями КПРФ.

По нашим данным, за частью референдумов 17 ноября (в Верхнем Услоне), 1 декабря (в Спасском районе) и 8 декабря наблюдали также представители партии Справедливая Россия.

Как минимум 24 ноября и 8 декабря на участках референдума были (и иногда оставались до финала работы участковых комиссий) представители «Корпуса наблюдателей «За чистые выборы» и общественной палаты Татарстана.

На референдуме 8 декабря в Лаишеве приходилось учитывать угрозу активного противодействия со стороны свеженазначенных членов комиссий референдума с правом совещательного голоса от ЛДПР, появившихся на участках к концу времени голосования. «Силовые наблюдатели» не раз проявляли себя в прошлом, однако на этот раз серьёзных инцидентов не было.

3. О числе референдумов и участков референдумов под независимым наблюдением

24 ноября независимым наблюдением было обеспечено 20 участков (из 115-ти работавших 24 ноября) трёх местных референдумов (из 19-ти): 13 участков из 16 в Арске (87.21% списка избирателей поселения), 5 из 7 в Высокой Горе (86.97%), 2 из 3 в Ленино-Кокушкине (87.78%). (Независимые наблюдатели были преимущественно на наиболее крупных — по числу избирателей — участках референдума.) В целом на 19 местных референдумах 24 ноября независимые наблюдатели защищали волеизъявление 23.03% списка избирателей.

8 декабря независимым наблюдением было обеспечено 16 участков (из 81) трёх местных референдумов (из 15-ти): 2 (из 2-х) участка в Красносельском поселении Высокогорского района, все 9 участков в Лаишеве, все 5 участков в Пестрецах. В целом на 15 местных референдумах 8 декабря независимые наблюдатели защищали волеизъявление 23.98% списка избирателей.

Всего в серии местных референдумов Татарстана 2019 года под независимым наблюдением было 36 участков из 296 (т.е. примерно каждый восьмой участок) — 16.30% списка избирателей (т.е примерно каждый шестой избиратель).

4. О результатах независимого наблюдения

Из-за невысокой явки (не выше установленного законом порога в 50%) признаны несостоявшимися все 6 референдумов, где было независимое наблюдение. А из 36 участков этих 6-ти референдумов недостаточная явка зафиксирована на 33-х участках.

При этом из 48 остальных референдумов (где независимого наблюдения не было) несостоявшимся признан лишь один референдум 17 ноября в Верхнеуслонском поселении. А из 260 участков этих 48-ми референдумов недостаточная явка зафиксирована лишь на 11-ти участках.

(При этом, напомним, референдум 17 ноября в Верхнеуслонском поселении не состоялся тоже не «сам по себе»: по нашим данным, общественный контроль организовали местные активисты при деятельной поддержке члена ЦИК Татарстана с правом совещательного голоса от Справедливой России И.Елисеева.)

О неслучайном характере столь существенных различий в результатах референдумов при независимом наблюдении и без такового говорят результаты точного теста Фишера применительно как к числу референдумов, так и к числу участков референдумов:

(Тут видно, что различия между наличием и отсутствием независимого наблюдения статистически существенные с колоссальной достоверностью. Другими словами, одними только случайными факторами объяснить различия такого характера и размера — невозможно.)

Итоговые сведения о явке на всех 54-х местных референдумах Татарстана представлены на этой диаграмме:

(здесь результаты референдумов под независимым наблюдением выделены зелёным цветом).

На наш взгляд, вывод из представленных данных возможен лишь один: в настоящее время (при нынешнем составе участковых комиссий и нынешнем способе их формирования) только независимые от власти наблюдатели могут защитить волеизъявление избирателей.

5. О критике независимого наблюдения за местными референдумами

Особенностью нынешней кампании референдумов стала нарастающая критика нашей работы. И если к нападкам со стороны «общественных активистов» и провластных каналов и СМИ нам не привыкать, то нареканий от бывшего председателя ЦИК Татарстана и уж тем более от президента Татарстана мы ранее не удостаивались.

Для начала разберём аргументы Э.С.Губайдуллина:

Тезис Наша критика этого тезиса

Как показала практика, итоги референдумов никак не зависят от количества и принадлежности наблюдателей на конкретном участке. Из 53 прошедших референдума несостоявшимися были признаны лишь 7. Говорить, что они не состоялись из-за присутствия наблюдателей — нельзя.

Потому что в некоторых из таких поселений, где проходило голосование, наблюдателей не было, а процедура все равно была признана несостоявшейся. Поэтому утверждения о какой-то связи между результатами волеизъявления граждан и присутствием оппозиционных наблюдателей — беспочвенны и неверны.

1. Во всех поселениях с независимым наблюдением референдумы признаны несостоявшимися. И это в Татарстане происходит ежегодно. И наоборот, при отсутствии независимых наблюдателей все референдумы ранее всегда «состоялись».

2. Единственный несостоявшийся референдум 2019 года, где не было независимых наблюдателей, прошёл 17 ноября в Верхнем Услоне. Напомним наши сведения из параграфа 4 (чуть выше): «референдум 17 ноября в Верхнеуслонском поселении не состоялся тоже не «сам по себе»: по нашим данным, общественный контроль организовали местные активисты при деятельной поддержке члена ЦИК Татарстана с правом совещательного голоса от Справедливой России И.Елисеева«.

Таким образом, в Верхнем Услоне был даже более желанный нам случай: наблюдение за участковыми комиссиями вели не приезжие наблюдатели, а сами заинтересованные жители поселения!

3. Для множественного числа — «в некоторых из таких поселений» — оснований не было изначально.

Они приходят утром — время 6 утра, они еще не имеют права заходить на участок, но уже начинают будоражить людей

1. Согласно п.1 ст.52 закона РТ «О местном референдуме» — «Голосование на референдуме проводится с 7 часов«

2. Общеизвестно, что участковые комиссии в день голосования начинают свою работу за час до начала голосования.

3. Согласно п.3 ст.24 того же закона «С момента начала работы участковой комиссии в день голосования, а также в дни досрочного голосования и до получения сообщения о принятии вышестоящей комиссией референдума протокола об итогах голосования, а равно при повторном подсчете голосов участников референдума на участках референдума вправе присутствовать лица, указанные в пунктах 1 и 1.2 настоящей статьи, а также наблюдатели, иностранные (международные) наблюдатели«.

Внимание же со стороны президента Татарстана Р.Н.Минниханова мы расцениваем как признание важности и ценности нашей работы по защите волеизъявления избирателей. Ведь очевидно же, что легитимные лица и органы власти могут быть избраны лишь там, где не искажена воля ни одного избирателя. Мы полагаем, что президент Татарстана в нынешних непростых условиях как никто другой должен быть заинтересован в легитимности власти, в доверии граждан к результатам выборов и референдумов.

Выводы

1. Участковые избирательные комиссии Татарстана (в их нынешнем составе и при текущих способах их формирования) без сильного и грамотного внешнего независимого наблюдения в основном неспособны защитить волеизъявление избирателей. Они слишком зависимы от местных администраций.

2. Обе миссии независимого наблюдения за местными референдумами Татарстана (24 ноября и 8 декабря) в 2019 году были успешными: они смогли защитить истинное волеизъявление избирателей, которые преимущественно «проголосовали ногами» — не явились на участки референдума. А явившиеся участники референдума голосовали отнюдь не так, как «голосовали» их коллеги на участках без независимого наблюдения.

3. Текущей численности независимых наблюдателей Татарстана катастрофически мало для защиты волеизъявления избирателей на мало-мальски крупных выборах и референдумах. Избиратели Татарстана в основном пассивны как в реализации своего активного избирательного права, так и (особенно) в защите собственного волеизъявления.

4. Задача наращивания числа и выучки независимых наблюдателей становится ещё более актуальной в связи с намерением властей Татарстана внедрить самообложение граждан уже в крупных городах Татарстана, включая самые крупные (Набережные Челны и Казань). Впрочем, в защите собственного волеизъявления на выборах и референдумах в первую очередь должны быть заинтересованы сами избиратели. Без их желания и усилий существенные изменения невозможны.

Дмитрий Первухин, координатор Ассоциации наблюдателей Татарстана

P.S. Интерпретация результатов точного теста Фишера (пусть и данная по другому поводу) «различия … существенные с колоссальной достоверностью» принадлежит известному электоральному эксперту Сергею Шпилькину.

О численной оценке уровня фальсификаций по Волжскому одномандатному избирательному округу

8 сентября 2019 года состоялись выборы Государственного совета Республики Татарстан 6-го созыва. Командой наблюдения кандидата Веры Керпель, включающей независимых от власти наблюдателей движения Голос, штабов Навального и В.Керпель, партии Яблоко, Ассоциации наблюдателей Татарстана, было накрыто 42 избирательных участка из 64-х, имеющихся в 31-м Волжском одномандатном избирательном округе.

Принцип распределения независимых наблюдателей по округу был прост и естественен: «в первую очередь накрываем самые крупные — по числу избирателей — участки». По разным причинам (включая логистику) повсеместно этот принцип соблюсти не удалось, однако если ранжировать избирательные участки 31-го округа по числу избирателей, то независимые наблюдатели накрыли первые 35 наиболее крупных участков, а также участки с рангами 37, 39, 41-44, 47. В долях от числа избирателей округа (63028 избирателей по единому округу на 20 часов 8 сентября) это составило 89.21% (56230 избирателей). Выборка получилась вполне репрезентативная.

Местами на участках 31-го округа рядом с независимыми наблюдателями работали наблюдатели КПРФ. Которые иногда успешно и эффективно с нами взаимодействовали.

По официальным данным, по 31-му одномандатному округу при явке 45.66% два первых места заняли кандидаты Ренат Мистахов и Вера Керпель с результатами 14147 голосов (49.32%) и 5281 голос (18.41%) соответственно. По единому республиканскому округу (партийным спискам) в 31-м округе при явке 46.01% впереди оказались ЕР и КПРФ с результатами 15378 голосов (53.08%) и 5548 голосов (19.15%) соответственно.

Мы ранее уже заявили о непризнании результатов минувших «выборов» и показали, основываясь на официальных данных ГАС «Выборы», некоторые признаки фальсификаций. В этой заметке мы публикуем результаты нашего исследования по численной оценке уровня фальсификаций в целом по Волжскому одномандатному избирательному округу № 31.

Начнём с констатации привычного для независимых наблюдателей факта: как и всегда ранее, одного лишь присутствия на избирательных участках хорошо подготовленных независимых наблюдателей нередко достаточно для резкого снижения официальной явки избирателей (до 40% в данном случае при 95% на остальных участках) и резкого роста числа недействительных бюллетеней (5.85% и 0.22% соответственно):

(Примечание: числовые данные здесь приведены вновь для списка избирателей 31-го округа, обладающих активным избирательным правом по единому республиканскому округу.)

При этом на предыдущих федеральных и региональных выборах столь существенных различий между двумя названными группами избирательных участков не наблюдалось:

Такие «парадоксы» мы замечаем с завидной стабильностью, на любых выборах и референдумах: 1) из-за независимых наблюдателей избиратели якобы «в испуге разбегаются» (не идут голосовать), а самые смелые из них, таки дошедшие до избирательных участков, вдруг якобы «тупеют» (массово ошибаются при заполнении избирательных бюллетеней, переводя последние в категорию недействительных); 2) на не контролируемых же независимыми наблюдателями участках явка зашкаливает под 100%, а недействительных бюллетеней почти нет (т.е. там избиратели сплошь грамотные).

Серьёзно же говоря, названные «парадоксы» являются очевидными признаками фальсификаций, вновь существенно исказивших народное волеизъявление, и потому не позволяющих надёжно установить действительные результаты голосования.

Кроме того, рост доли недействительных избирательных бюллетеней на этих выборах объясняется, среди прочего, и протестным голосованием, для которого в Зеленодольском муниципальном районе есть несколько общеизвестных причин (помимо общих для всего Татарстана).

На этих выборах в 31-м округе в силу отмеченной выше существенной плотности независимого наблюдения появилась редкая для Татарстана возможность — дать численную оценку уровня (масштаба) фальсификаций в отдельном избирательном округе.

Методика нашего исследования такова:
1. Мы построили графики зависимостей от явки доли голосов, набранных в 31-м округе двумя победителями «выборов» как среди кандидатов-одномандатников, так и по партийным спискам:

 

 

На двух этих графиках нетрудно заметить следующие общие закономерности:

  • в области невысокой явки (до 45%) явной зависимости результатов (доли набранных кандидатами/партиями голосов избирателей) от явки не наблюдается;
  • при этом облака точек результатов двух конкурентов сильно перекрываются. Возможно, облако Р.Мистахова лежит чуть выше. Облако же ЕР явно лежит выше облака КПРФ;
  • однако с ростом явки картина радикально меняется: точки Р.Мистахова (и ЕР) неуклонно рвутся вверх вплоть до 100%, тогда как точки В.Керпель (и КПРФ) столь же неуклонно падают вниз вплоть до нуля;
  • облако точек выше 45% явки сильно разрежено;
  • но выше 90% явки, наоборот, появились сгустки, только в диаметрально разных областях доли голосов: почти на нуле у В.Керпель (и КПРФ) и почти 100% у Р.Мистахова (и ЕР).

2. По совокупности упомянутых фактов мы пришли к выводу, что достаточно надёжные оценки истинных результатов голосования можно получить по участкам с явкой менее 45% (где, повторим, явной зависимости результатов голосования от явки ещё не наблюдается). И наоборот, официальные данные по участкам с явкой выше 45%, где наблюдается сильная зависимость результатов кандидатов и партий от явки, заведомо недостоверны.

Названное множество составило 32 участка с общим числом избирателей 46337 (73.92% от 62864 избирателей всего по 31-му одномандатному округу). Нетрудно заметить, что в это множество не вошли 10 участков из числа накрытых независимыми наблюдателями. И в этом нет ничего удивительного: существенно разными на разных участках были как квалификация и намерения наблюдателей, так и условия наблюдения.

3. Оценка (по названному множеству участков) доли набранных кандидатами-одномандатниками голосов, а также доли недействительных бюллетеней, с последующей экстраполяцией полученных данных на весь 31-й округ, дала такие результаты:

 

Таким образом, получается, что

  • явка искажена (путём физических вбросов избирательных бюллетеней и/или приписками) на примерно 7400 человек;
  • кроме того, от переброса голосов (бюллетеней при их сортировке) пострадали кандидаты Андреев, Керпель, Мельникова. Переброшена также значительная часть недействительных бюллетеней;
  • бенефициарами указанных манипуляций стали кандидаты Мистахов (в основном) и, возможно, Мердеев (в существенно меньшей мере);
  • при отсутствии манипуляций и искажений (при чистоте всех процедур голосования и подсчёта голосов избирателей) разрыв между двумя победителя выборов в 31-м округе был бы много меньше официального.

4. Проанализировав полученные результаты, мы пришли к выводу, что одного критерия — «явка до 45%» — для включения того или иного участка в число надёжных недостаточно: необходимо также учесть сведения от наших наблюдателей о чистоте (степени соответствия закону) реализованных на участках процедур голосования и подсчёта голосов.

По результатам опроса, по рекомендациям наших наблюдателей и нашего штаба из числа 32-х надёжных участков дополнительно были исключены ещё 3 участка, на которых работавшие там независимые наблюдатели сами не уверены в достоверности полученных результатов голосования.

Оставшиеся в выборке надёжных 29 участков суммарно насчитывают 42289 избирателей (67.27% от списочной численности избирателей округа).

5. Применив к уточнённому множеству участков описанную в п.3 процедуру — оценив доли набранных кандидатами голосов и долю недействительных бюллетеней, а затем экстраполировав полученные данные на весь 31-й округ — мы получили такие (уточнённые) результаты:

 

Анализ этих результатов приводит нас к таким выводам:

  • основными (в порядке вклада в итоги) способами фальсификаций в 31-м округе стали: 1) физический (в стационарные и переносные ящики для голосования, а также на стол при подсчёте голосов) или виртуальный (внесением в итоговые протоколы заведомо фальшивых, но «нужных» заказчикам сведений) вброс избирательных бюллетеней; 2) переброс бюллетеней при подсчёте голосов от «неправильных» кандидатов и партий к «правильным»;
  • уровень конкуренции между кандидатами-одномандатниками в действительности был очень высок. Победителя от проигравшего — если бы не было искажений — отделяли считанные голоса (или десятки голосов);
  • выбор избирателей 31-го округа сильно искажён незаконными манипуляциями в пользу административных кандидатов. Официальные «результаты голосования» по 31-му округу далеки от истинного волеизъявления избирателей округа.

Разумеется, за рамками настоящего исследования остались такие важные этапы/элементы минувших выборов, как выдвижение кандидатов, сбор подписей в поддержку их выдвижения, регистрация кандидатов, формирование и использование избирательных фондов, условия предвыборной агитации, фактические условия наблюдения в день голосования, фактический уровень правосознания участковых комиссий, административное принуждение к голосованию, административное противодействие независимому наблюдению, отсутствие видеонаблюдения в помещениях для голосования.

Дмитрий Первухин, координатор Ассоциации наблюдателей Татарстана

О некоторых результатах голосования по Волжскому одномандатному избирательному округу

8 сентября 2019 года состоялись выборы Государственного совета Татарстана 6-го созыва. Наша оценка тем выборам уже дана.

По официальным данным ГАС «Выборы», победу в 31-м Волжском одномандатном избирательном округе одержал член Единой России, депутат Госсовета Татарстана предыдущего созыва Ренат Мистахов. На втором месте осталась выдвинутая партией Яблоко Вера Керпель.

В этой заметке мы хотим показать дополнительные основания для нашего вывода о фальсификациях.

Если отобразить на одном графике зависимость от явки результатов кандидатов В.Керпель и Р.Мистахова на всех 64-х участках округа, то нетрудно заметить следующие закономерности:

  1. В области невысокой явки (до 45%) явной зависимости результатов (доли набранных кандидатами голосов избирателей) от явки не наблюдается.
  2. При этом облака точек результатов двух конкурентов сильно перекрываются. Возможно, облако Р.Мистахова лежит чуть выше.
  3. Однако с ростом явки картина радикально меняется: точки Р.Мистахова неуклонно рвутся вверх вплоть до 100%, тогда как точки В.Керпель столь же неуклонно падают вниз вплоть до нуля.
  4. Облако точек выше 45% явки сильно разрежено.
  5. Но выше 90%, наоборот, появились сгустки, только в диаметрально разных областях доли голосов: почти на нуле у В.Керпель и почти 100% у Р.Мистахова.

«Парадокс» столь радикального различия — почти все «пришедшие» сверх 45% явки избиратели «голосуют» исключительно за кандидата Р.Мистахова — объясняется очень просто: это очевидный признак фальсификаций.

Дмитрий Первухин, координатор АНТ