Новости

О парадоксе перманентной недообученности УИКов

Все 10 лет наблюдения за выборами я не перестаю удивляться такому парадоксу:
1. Высокие избиркомы при старте каждой избирательной кампании раз за разом тратят немалые силы, средства и время на организацию обучения членов всей вертикали избирательных комиссий — от избиркомов субъектов федерации вниз и вширь через ТИКи вплоть до самого захудалого УИКа. Они же затем выдают бравурные отчёты о начале (пример, ещё пример), ходе (пример) и успешном завершении (пример) очередной кампании обучения и неуклонном росте, как результат такого подхода, правосознания в избирательных комиссиях.
2. Наблюдая же на конкретном избирательном участке, я с не меньшим постоянством вновь и вновь убеждаюсь, что члены именно этого УИКа, мягко говоря, недообучены, что вновь они работают по неким шаблонам, понятиям, традициям и обычаям, неистребимо въевшимся в их сознание и навыки, но к закону нередко имеющим крайне малое отношение — «Слышал звон, да…».

О причине этого парадокса у меня с годами сложилось стойкое мнение. Я изложу его в финале этой заметки.
А сейчас приведу

примеры

упомянутой правовой недообученности членов нашей УИК № 55 на минувших «выборах» ЕДГ-2021. (При этом я столько раз за минувшие 11 дней работы УИКа слышал от многих коллег «Не надо нас учить! Мы уже 11 лет работаем на выборах, давным-давно всё знаем, у нас всегда всё идёт строго по закону!«. Ну да, ну да, охотно верю, только это и слышу во всех без исключения комиссиях…)

1. Я уже писал, что в первый же день моего очного знакомства с УИКом 08 сентября с.г. мне пришлось напомнить председателю УИК Т.А. Гарифуллиной, что в коллегиальном органе высказывания «Я решила» неуместны и некорректны. Моё замечание подействовало, и далее в её речи таких оборотов не было. Однако их наличие в лексиконе председателя УИК до этого эпизода свидетельствует, на мой взгляд, о длительном нарушении в работе УИКа фундаментального (установленного законом) принципа коллегиальности.

О том же самом — длительном извращении принципа коллегиальности работы УИКа — на мой взгляд, говорит и реплика одной из членов УИКа на заседании УИКа 13 сентября с.г. «А мы что, теперь вот всегда так будем заседать по всякому поводу?«

2. Руководители УИКа всякий раз неправильно решают вопрос о наличии кворума (я уже писал об этом применительно к заседанию УИК 13 сентября с.г.): они почему-то исчисляют кворум как 2/3 от установленного числа членов УИК, что в силу п.2 ст.28 «Организация деятельности комиссий» федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» № 67-ФЗ (далее — ФЗОГ) необходимо лишь для начала работы УИК в её новом составе сразу после её формирования, тогда как осенью 2021 года (спустя более 3 лет после формирования нового состава УИКа) в силу п.11 той же статьи закона достаточно простого большинства от установленного числа членов УИК.

3. Члены УИКа никак не могут (а скорее никогда не пытались и не хотели) уяснить существенные различия статусов наблюдающих за выборами лиц: наблюдателей и членов УИК с правом совещательного голоса. Для них они — «все на одно лицо», «должны сидеть где им указано и не дёргаться». А уж физическое приближение к моим оппонентам наблюдающих лиц всегда вызывает смятение, напряжение и поток демагогиии: «Не стойте тут, вы мне мешаете!», «Вам нельзя подсматривать персональные данные избирателей в списке избирателей!», «Не снимайте меня, я не давала вам согласия!», «Он(а) снимает список избирателей!», …

Я не стану тут пространно (а иначе никак не выйдет) излагать названные различия. Но вынужден констатировать: задачу УИКа «реализовать и защитить избирательные права граждан» (п.3 ст.20 ФЗОГ) в части прав наблюдающих лиц мои оппоненты в УИКе не только не собирались никогда выполнять, но и просто никогда не осознали само наличие у УИКа такой обязанности.

4. Ни тени сомнений ни у кого из моих оппонентов в УИКе не возникло 13 сентября с.г. при решении вопроса об обзвоне силами УИКа по неким спискам, на 4-5 листах спущенным из администрации, нескольких десятков якобы «пожилых и маломобильных/инвалидов» избирателей нашего избирательного участка с предлагаемыми вопросами обзвона 1) намерены ли они голосовать и 2) не оформить ли на них заявку на голосование «на дому». Игнорируя мои доводы о заведомой незаконности такой деятельности УИКа, комиссия большинством голосов 6:1 даже приняла решение поручить этот обзвон одному из членов УИК. И лишь последующие мои энергичные протесты, требование указать в протоколе заседания УИКа наличие у меня особого мнения к этому решению, требование немедленно выдать мне надлежаще заверенные копии этого решения УИКа и протокола текущего заседания, заявление о последующем обжаловании мною этого решения во всех мыслимых инстанциях как для меня очевидно и вопиюще незаконного, заставили председателя УИКа пойти на попятную — «Никого мы не будем обзванивать» (см. второй комментарий к этой записи в моём Фейсбуке).

5. Комиссиеобразующее ядро УИКа (9 человек в нашем случае, поскольку один из формально «чужих» членов УИК И.Баев хоть сейчас и не работает в КНИТУ-КХТИ, но ранее длительно там работал, и даже был помощником ректора; и потому для всех моих оппонентов он «свой») при выявлении каждым персонально своего отношения к тем или иным событиям, явлениям, личностям руководствуется не нормами права, а корпоративной/цеховой/местечковой солидарностью. Именно в силу местечковой солидарности появились под пресловутым «письмом на деревню дедушке» (см. фото тут) подписи отсутствовавших на том заседании зампреда УИК С.Ребзуева и члена УИК И.Баева.

Точно так же затем оформлялись в дни голосования и «Акты УИКа» о неких «нарушениях» чего-то наблюдающими лицами (членами моей команды наблюдения и дружественными наблюдателями от других партий и кандидатов), которые всего лишь пытались реализовать свои законные полномочия.

6. При попытке «изгнания беса из УИКа» 15 сентября с.г. был такой эпизод, не вошедший в моё описание событий на том выездном заседании ТИКа. Секретарь УИКа И.А. Липатова, желая, вероятно, дополнить перечень моих грехов, изложенных в «письме на деревню дедушке», запальчиво упрекнула меня «А вы почему обучение не прошли? Где ваш сертификат?«.

Я уже собрался было ответить на этот вопрос, но вихрем событий, вновь перебитый кем-то, был вовлечён в другие диалоги-перепалки. А затем и забыл об этом упрёке. Но теперь отвечу уважаемой Ирине Анатольевне.

Во-первых, никто в УИКе не потрудился известить меня о надобности обучения и тестирования. А во-вторых, я сам, предварительно изучив материалы РЦОИТ при ЦИКе России, сначала 5 раз прошёл тренировочный тест (с результатами последовательно 84%, 82%, 84%, 90% и 98%, т.е. дал на вопросы теста соответственно 42, 41, 42, 45 и 49 верных ответов из 50). А затем прошёл (19 августа с.г.) и «боевой тест» (с результатом 100% при 30 вопросах теста). (И все эти 6 раз — ни в какие источники информации не подглядывая.) К этой заметке приложены такие скриншоты:
— результаты пяти моих

тренировочных тестов

[свернуть]

— результаты моего «боевого» теста, завершённого в 15:34 19.08.2021 г.

с 300 баллами из 300 возможных

[свернуть]

— скриншот заполнения мною в 15:35 19.08.2021 г.

сведений о тестировавшемся

[свернуть]

где я, уже расслабившись после успешного завершения теста, допустил погрешность — в поля «ФИО» ввёл одну лишь фамилию (полагаю, однако, что умная система тестирования могла бы и подсказать мне об этой оплошности),
— полученный затем

сертификат о прохождении тестирования

[свернуть]

— финальное

уведомление

[свернуть]

системы тестирования в 16:10 19.08.2021 г.
— моя

просьба

[свернуть]

к техническому персоналу РЦОИТ при ЦИКе России исправить допущенную мною погрешность (не-указание моих имени-отчества) и выдать новый сертификат взамен прежнего без нового тестирования,
— реакция РЦОИТ на эту

мою просьбу:

[свернуть]

мне выдан новый сертификат (но с другими реквизитами).

7. Я уже писал ранее о погрешности, допущенной секретарём УИКа (самым компетентным из моих оппонентов в УИКе) при документальном оформлении групповой заявки на «надомное голосование», переданной через соцработника. Не буду описывать те события заново, но таки отмечу: из этого эпизода, на мой взгляд, следует, что сложившиеся в УИКе практики документального оформления такой ситуации требованиям закона вновь не отвечают.

8. При подготовке днём и вечером 16 сентября избирательных бюллетеней к голосованию был такой забавный эпизод. (Накануне вечером я говорил председателю УИК, что наутро внесу письменное предложение к повестке дня планируемого назавтра заседания УИК. Но не успел изготовить свой документ.)

В комнате профкома КНИТУ-КХТИ находится около половины состава УИКа. Все заняты работой. УИКу утром выдали по 1500 избирательных бюллетеней «федеральных» и «однопартийных». На каждый из этих 3000 бюллетеней надо: наклеить марку, нанести подписи двух членов УИК с правом решающего голоса, поставить гербовую печать. И так 3000 раз…

Все заняты работой. Однако языки и головы-то в той работе почти не заняты. Поэтому идёт трёп. Кто о чём.
И тут одна из коллег, с колоссальной долей ехидства вдруг обращается ко мне: «Д.Н., вы там хотели обсудить с нами — в подробностях — весь порядок подсчёта голосов. Ну так давайте, расскажите нам, как это надо делать правильно, по закону чтоб«.

Игнорируя очевидную всем насмешку, я решил использовать этот шанс. И начал традиционную в таких случаях лекцию: «Начнём с общих принципов подсчёта голосов. Это: непрерывность, последовательность, открытость, гласность. Непрерывность тут означает…«.

И когда завершил фрагмент этой лекции о работе со списком избирателей (после, разумеется, перечисления по-крупному всех этапов подсчёта голосов, рассказа о подсчёте числа неиспользованных бюллетеней и их гашении), секретарь УИКа огорошила меня словами «И тут же УИК проверяет контрольные соотношения протоколов«. Я даже дар речи потерял на какое-то время: какие контрольные соотношения? на основе каких скудных данных, имеющихся в этот момент в УФП и самих протоколах, можно проверить какие-то контрольные соотношения?

Но вскоре всех нас на что-то отвлекли, «лекция» моя так и осталась неоконченной. Однако замечу: ни у кого из присутствующих коллег по УИКу никаких сомнений в высказанной секретарём УИКа ереси не возникло, никто не возразил, не оспорил её слова.

9. При подготовке вечером 16 сентября помещения для голосования, когда я заполнил «шапку» двух увеличенных форм протоколов (УФП) об итогах голосования, секретарь УИКа (напомню, самая грамотная из всех моих оппонентов в УИКе) порывалась внести в эти УФП некоторые — известные на тот момент — сведения (возможно, число избирательных бюллетеней, полученных УИКом). Мне пришлось категорически ей возражать и настаивать, что момент для внесения в УФП таких сведений возникнет лишь 19 сентября после выполнения некоторых этапов подсчёта голосов. Окончательно отговорить её от таких намерений удалось лишь предъявлением ей соответствующих пунктов в ст.68 «Порядок подсчета голосов избирателей, участников референдума и составления протокола об итогах голосования участковой комиссией» ФЗОГ.

10. Уже в дни голосования 17-19 сентября с.г. выяснилось, что никто в УИКе — ни три опытных ПРГ УИК, выдававших избирателям бюллетени по трём частям (книгам) основного списка избирателей, ни председатель УИКа, ни даже секретарь УИКа — понятия не имеет, где и какие надо сделать записи в списке избирателей, чтобы заблокировать саму возможность получения избирателем, к которому по его заявке на голосование вне помещения для голосования («на дому») вышла надомная бригада, другого бюллетеня (помимо надомного) ещё и в помещении для голосования. Никто, повторяю, понятия не имел. А председатель УИК Т.Ф. Гарифуллина даже разоралась: «Зачем вы заставили бедную девочку сделать эту запись? Вы испортили список избирателей!» (подробнее об этом эпизоде — см.

скриншот

[свернуть]

моего сообщения в 16:56 19.09.2021 г. об этой ситуации в чате независимого наблюдения).

11. В первый день голосования 17 сентября, впервые подменяя одну из коллег на выдаче бюллетеней избирателям, я обнаружил, что в записях о выдаче избирателям бюллетеней она не ставит дату выдачи, как того требует Положение о многодневном голосовании. Затем я понял, что дату выдачи бюллетеней не ставят в своих частях списка избирателей и все остальные члены УИКа.

Этот недостаток удалось устранить «в рабочем порядке»: хватило непродолжительного разговора с секретарём УИКа, указания на это требование в Порядке многодневного голосования и логического обоснования необходимости таких сведений (если на подсчёте голосов при вскрытии соответствующего сейф-пакета обнаружится превышение числа найденных бюллетеней над ожидаемым их числом, именно наличие дат и позволит затем перепроверить верность числа ожидаемых бюллетеней).

12. На подсчёте голосов 19 сентября был такой казус. Выдававшие бюллетени члены УИКа — а потому и работавшие каждая со своей частью списка избирателей, сев плотной группой и обмениваясь репликами (вероятно, консультируя друг друга о содержании текущей их работы), спокойно свою работу выполнили. (О том, что они забыли при этом огласить результаты подсчёта по списку избирателей (в т.ч. постранично), а никто из руководства УИКа об этом требовании закона и не вспомнил, я пока промолчу: об отклонениях от закона на подсчёте голосов речь впереди.)

Получив суммарные данные по федеральной части списка избирателей, я внёс эти сведения в увеличенную форму протокола. (Да, именно меня попросила председатель УИКа выполнять эту работу, обычно возлагаемую на кого-то из руководящей тройки — председателя, заместителя председателя, секретаря. Де-факто получается, что я работал как бы зампредом УИКа.)

А когда дело дошло до аналогичных данных протокола по одномандатному округу, вдруг выяснилось: списочное число избирателей никто не подсчитал…
Секретарь УИКа по этому поводу «села на телефон»: ушла звонить, как я понимаю, в ТИК за консультацией, как эту проблему решить.
А решали проблему за весь УИК «эти два вреднющих наблюдателя» (так меня и самого опытного бойца моей команды наблюдения именовала в дни голосования председатель УИКа).
Независимо друг от друга — по разным методикам — мы пришли к одному и тому же числу: 1593 избирателя. Которое и было внесено в УФП. А затем попало и в протокол УИКа. А теперь и в ГАС «Выборы» находится. Никаких альтернативных значений никто предложить не смог. И где же тут, спрашивается, хвалёный «11-летний опыт работы УИКа«? Который «не надо учить! Мы и так давным-давно всё знаем«.

13. О нарушениях закона на подсчёте голосов (помимо упомянутого выше) скажу весьма кратко (эта заметка и без того уже распухла).
Самые существенные отступления от закона были при «непосредственном подсчёте голосов» (есть такой термин в ст. 68 ФЗОГ). Понимая, что в дни голосования 17-19 сентября и на предшествующей части подсчёта голосов (при подсчёте числа неиспользованных избирательных бюллетеней, при их гашении, при работе со списком избирателей) руками членов УИК никакого жульничества не было:
— я согласился на существенное упрощение сортировки бюллетеней — вместо установленной законом обработки каждого бюллетеня «огласить, предъявить, отдать в соответствующую стопку бюллетеней», да ещё без параллельной такой обработки других бюллетеней, — у нас сортировка бюллетеней шла 1) без предъявления бюллетеня, 2) всеми членами УИК параллельно;
— однако условием такого упрощения я ставил «но подсчёт числа бюллетеней в каждой пачке отсортированных бюллетеней делать строго по закону: перекладкой по одному из одной части пачки в другую, чтобы все видели отметки в каждом бюллетене, каждую пачку последовательно«.
Однако когда дело дошло до второй части нашего «договора», мои оппоненты в УИКе явочным порядком меня кинули: подсчёт в отсортированных пачках бюллетеней начали «все пачки разом, в основном по уголкам, без перекладывания и демонстрации отметок в бюллетенях» (как привыкли, я полагаю, других способов подсчёта они просто не знают). А я не стал упираться (всё по той же причине, выше уже изложенной). Но свои три (затем ещё три) пачки обработал таки перекладыванием.
А выводы для себя — на будущее — я сделал: если нам доведётся этим составом вновь работать на любых выборах, я уже не буду уступать по принципиальным вопросам такого рода.

14. В СМИ и соцсетях нетрудно найти аналогичные сведения о многочисленных незаконных и направомерных художествах УИКов на других участках Татарстана: например, в Казани на участках 59, 372 (пример, ещё пример), 409, 410. А вот пример из Саратова — с УИКа № 194.

[свернуть]

И наконец

о причине названного парадокса

— «перманентной недообученности УИКов».

В основе этого явления, на мой взгляд, лежит де-факто тотальный (хоть законом и не предписанный) «производственный» принцип комплектования участковых комиссий: от 2/3 до 5/6 состава практически любого УИКа — сотрудники одного и того же предприятия, а председатель УИКа, как правило, — один из руководителей того же самого предприятия. «Рядовые» члены УИКа, формально представляющие широкий спектр провластных «партий, организаций, собраний избирателей», в действительности пришли в УИК, как они сами говорят приватно, «добровольно-принудительно». Никакими идеями честности выборов, да даже элементарной добросовестности, они не озабочены. И имеют при работе на участке лишь один, но жгучий, интерес: «когда же всё это закончится?!». Им бы побыстрее спихнуть с себя эту подневольную ношу, да домой уйти, с первым же шагом вне участка навсегда забыв, «как дурной сон», о своей работе в УИКе. А при такой «мотивации» понятно, что основная масса членов УИК с правом решающего голоса не испытывает никакого желания «саморазвиваться и самосовершенствоваться» в наращивании знаний выборного законодательства и нюансов выборного процесса.

Объективно не заинтересованы в глубоких знаниях закона членами участковых избирательных комиссий и истинные организаторы отечественных «выборов» — администрации соответствующего уровня. Логика тут простая: «Чем меньше члены УИКа знают (закон в т.ч.), тем лучше: меньше и поймут/заметят в происходящем на участках».

А деньги (немалые) израсходовать на очередной «подъём уровня знаний и навыков членов избиркомов» — ну так кто ж откажется ещё чуток попилить?
Вот так и получается: как «низы» в избиркомах, так и «верхи» объективно не заинтересованы так уж сильно наращивать действительные знания и навыки по выборному законодательству и процессу.

Напротив, глубокими знаниями права и пониманием тонкостей процесса отличаются, по моим наблюдениям, лишь немногие пробившиеся/просочившиеся через все рогатки идейные бойцы. Которых, однако, их оппоненты стараются вычистить из комиссий при любой возможности. Тогда как в интересах дела и общественного блага именно этих-то бойцов и надо бы ставить председателями комиссий. (Но этого в текущих условиях никогда не будет. По простой причине: «Пусти козла в огород!»)

«Ты, лейтенант, давай не умничай: умные мне не нужны, мне нужны исполнительные!» — любил говаривать в 1980-х годах один из первых моих командиров на воинской службе. Как в воду глядел.

[свернуть]

Даже сфальсифицировать грамотно (когда никто уже не мешает) и то не могут

07 октября 2021 года, мне довелось защищать в суде (мировой суд судебного участка № 3 Советского района г. Казани Республики Татарстан) моего коллегу — члена участковой избирательной комиссии избирательного участка № 372 Республики Татарстан с правом решающего голоса Константина Анатольевича Лихтина.

Разговор об успехах и неудачах этой защиты (как и о вероятности вообще добиться в «суде» хоть малого успеха), полагаю, ещё будет.

В этой же заметке я хочу остановиться на документе, родившемся по наводке наших наблюдателей на том участке (включая нашего дебютанта, желавшего всего лишь доказать «Мои учителя — не преступники!»): каждый из них отметил вопиющее несовпадение данных увеличенных форм протоколов УИК об итогах голосования с финальными версиями таких протоколов и аналогичными данными ГАС «Выборы».

Далее...

Протоколы УИК № 372 и их УФП

[свернуть]

Нетрудно заметить, что выше представлены три протокола УИК № 372 об итогах голосования:

  • по Липатовскому одномандатному избирательному округу № 20 на довыборах Казанской городской думы,
  • по Центральному одномандатному избирательному округу № 31 на выборах ГД ФС РФ,
  • по единому федеральному избирательному округу на тех же выборах.

Между тремя указанными избирательными округами есть очевидные отношения вхождения одного округа в другие (или, другими словами, поглощения округами друг друга): 1) наименьший (по площади территории и числу избирателей) округ – это Липатовский № 20; 2) средний из трёх представленных тут – Центральный округ № 31; 3) наибольший – федеральный округ. При этом Липатовский округ – это часть территории Советского района Казани; Советский район целиком, в свою очередь, является лишь частью Центрального округа № 31; а Центральный округ № 31 целиком является малой частью единого федерального округа.

Нетрудно также заметить, что «шапки» (данные первых строк протоколов, предшествующие данным о кандидатах/партиях) трёх этих протоколов слегка различны: в протоколе Липатовского округа нет строки о досрочном голосовании. Для корректности последующих сравнений данных в этих протоколах мне пришлось сдвинуть вниз на одну позицию все строки протокола по Липатовскому округу, начиная с третьей строки. Образовавшаяся при этом пустота в третьей строке «Липатовского» протокола ничем (никакими данными) не заполнена.


При этом подсчёт голосов по Центральному одномандатному избирательному округу № 31 в основном был выполнен до фактического отстранения от работы в УИКе двух членов УИКа: Лихтина К.А. с правом решающего голоса (в 20:40), Петровского А.В. с правом совещательного голоса. Подсчёт голосов же по двум другим округам, выделенным здесь жёлтым цветом, был выполнен в отсутствие двух упомянутых членов УИКа.

Анализ одних только чисел в четвёртых строках протоколов позволяет мне утверждать, что УИК подсчёта голосов после отстранения двух упомянутых членов УИКа не проводила:
• число выданных в помещении для голосования избирательных бюллетеней избирателям Липатовского округа № 20 физически не может быть больше аналогичного числа по Центральному округу № 31. Утверждать обратное, это как в физике оспаривать закон всемирного тяготения,
• явно «взятым с потолка» выглядит равенство чисел в первых строках этих трёх протоколов (по идее эти числа должны убывать от более крупного округа к мелким),
• из того же разряда – почти полное совпадение чисел в двух выделенных жёлтым цветом столбцах,
• фантастический ноль недействительных бюллетеней по федеральному округу, на мой взгляд, является результатом переброски всех недействительных бюллетеней в стопку «какой надо» партии по федеральному списку партий.

В итоге я прихожу к таким выводам:
• УИКом № 372 неверно определено число избирателей по Центральному одномандатному избирательному округу № 31,
• подсчёт голосов избирателей по федеральному избирательному округу и Липатовскому одномандатному избирательному округу № 20 УИКом № 372 не выполнялся,
• сведения об итогах голосования по двум названным округам сфальсифицированы,
• неопытная (дебютировавшая на этих выборах) команда учителей 141-й школы в УИКе № 372, де-факто отстранив от работы самого опытного члена УИК (К.А. Лихтина, работавшего в УИКе с 2018 года, а в 2000-х годах бывшего и секретарём УИКа), затем с работой элементарно не справилась. Она даже не смогла сколь-нибудь правдоподобно сфальсифицировать числа в двух протоколах об итогах голосования.

[свернуть]

«Докажу, что мои учителя не преступники». Рассказ наблюдателя о выборах

Координатор Ассоциации наблюдателей Татарстана (АНТ) Азат Габдульвалеев днём 01 октября 2021 г. написал в Фейсбуке:

«История одного наблюдателя.

Я предупреждал его, что в Советском районе [Казани] и в пос. Дербышки [пригороде Казани] будет тяжёлая обстановка. Говорил, что без напарника трудно придётся, но Александр настоял на том, чтобы наблюдать именно на УИК № 372 г. Казани. Я практически ничем не смог помочь этому парню, так же как и другим волонтёрам. Противодействие наблюдению стало намного более жёстким и подлым, чем когда-либо раньше. Но то, что они [отважные наблюдатели] есть, и то, что они не сдаются, внушает определённую надежду. Ведь когда-нибудь эти мальчики-девочки подрастут, станут большими и сильными. Я думаю, что они не забудут сегодняшнего унижения. Не простят лжи и лицемерия«.

Далее...

И в комментариях Азат добавил: «На второй день я всё-таки нашёл возможность направить Александру подкрепление в виде напарника. Его имя Артур. Нашёлся и дружественный член комиссии с правом решающего голоса — Константин. К сожалению, они оказались в меньшинстве перед объединённым фронтом участковой комиссии, провокаторов и полиции«.

К посту Азата приложено видео новостного веб-сайта ROMB — впечатления Александра по итогам наблюдения.

Вот что говорит сам Александр на том видео: «Приехал. Думаю «сейчас я всем докажу, что мои учителя не преступники».

Да, это были первые выборы, на которых я решил быть наблюдателем. И не столько я прям против «Единой России», сколько вот за свою школу, и чтобы узнать, что на самом деле там творится. Помню, посмотрел на «Карту нарушений» и оказалось, что вот моя школа 141-я… она никогда с неё не уходила. Каждый год, всё время, все выборы абсолютно, большая красная точка с обозначением, что это там преступники, они нарушают закон, и никогда выборы там не проходили честно. Я подумал, что нет, это надо поменять. Я, ну, покажу, что мои учителя не преступники и школа №141 в первый раз за всю историю уйдёт со списка нарушений. Для меня это было таким каким-то важным знаком, потому что в неё ходят дети моих друзей, племянники мои, крёстные. Это 141-я школа, где вот, все мы туда ходим. И я принял решение буквально там за недели, наверное, за две до начала выборов…

Когдя я готовился пойти в наш УИК, мне сказали: «В Советский район лучше не соваться, давай мы тебя куда-нибудь в другое место… Дербышки — это там все преступники, это бесполезно». Я удивился: «Это же моя школа, как так, вы что?». Я думал, даже если их заставлял кто-то фальсифицировать, наличие наблюдателя даст им отговорку, возможность не фальсифицировать, сказать: «Вот у нас был наблюдатель, мы ничего не могли сделать. Всё честно». И я приехал, учителя начали нервничать [это первый признак будущего конфликта: УИКу явно поставлена задача на «какой надо» результат голосования; а «чужой» наблюдатель — это помеха — прим. ред.]. Никто, абсолютно никто не знал, какие права у наблюдателя [точнее, у члена УИК, — прим. ред.] с правом совещательного голоса, потому что никогда до этого не было у них наблюдателей. И они начали ограничивать меня вообще во всём. С первых минут мне сказали: «Сиди на стуле и не дыши и вот, сиди ровно». Они жаловались на то, что я им мешаю, потому что я есть. Вот, они прям буквально так: «Он тут ходит, он меня беспокоит». После начала голосования на второй час меня уже окружала полиция и хотела меня везти в обезьянник, потому что я, по их мнению, нарушал права, то, что ходил в принципе, смотрел на них. «Комросы» три раза приезжали. Один раз меня побили, постоянно полиция угрожали увести меня, за экстремизм посадить — ничего не действовало.

Но да, действительно все три дня всё довольно честно. Количество избирателей проголосовавших — явка — не завышена. И количество избирателей по надомному голосованию было в пределах нормы, то есть 14 человек и так далее. Не как у остальных там, не было по 300. И в целом все три дня именно сам процесс голосования был законным. Когда шёл подсчёт, я думал: «А может быть вот они, ну, честно вот всё подсчитают?» Пока мы считали, не голосовали за «Единую Россию», то есть голосовали, там, за коммунистов, за «Новых людей» вот, «Справедливая Россия» нормально набрала там. Я уже сидел, ничего не делал, и тут внезапно ко мне подходит полиция. Оказывается, на меня написали заявление. Написали заявление давно. То есть они написали заявление на меня ещё до окончания выборов [точнее, до кончания голосования, — прим. ред.] и оно лежало и ждало пока вот не наступит тот момент, когда меня надо будет вывести.

Пока мы там были, это было часа три, по моему, мы там были, [т.е. за время подсчёта голосов до этого момента — прим. ред.] обработали 500 голосов. Пока я писал объяснение, минут 15, они подсчитали всю остальную тысячу. Оказалось, что все остальные тысяча голосов, которые там лежали в папке, чудесным образом оказались за «Единую Россию», прям все подряд.

Больше всего обиды мне вызывает то, что на моём УИКе было зарегистрировано 2600 человек. Явка была большой, процентов 60. То, что говорят, то что у нас такое аморфное население, безразличное — это неправда. Явка большая, все пришли. И больше всего обидно то, что столько труда, столько людей пришли, изъявили своё… свой голос, а вот 12 учителей, которые непонятно чем руководствуются, просто не считали голоса, выкинули их в помойку. Понедельник должен был стать днём, когда всё поменялось. У нас долно было быть четыре полноценных партии, в правительстве должна была появиться конкуренция. В понедельник должен был быть день, когда всё поменялось.

Но не поменялось. Благодаря кому? Не Памфилова наверху там это всё сфальсифицировала, не Путин всё зачеркнул и написал свои голоса. Это вот учителя во всех УИКах. Я решил для себя, то что, наш УИК — это 10 домов. Я все обойду, узнаю, кто согласится сказать, как проголосовали, и сделаю гласным кто именно украл голоса у моих соседей, у меня, благодаря кому ничего не изменилось«.

Комментарий коллег с сайта ROMB к этому видео — «Очень грустная личная история про выборы. Александр работает продавцом-консультантом в Казани и совершенно не интересовался ими. До тех пор, пока не увидел, что его родная школа, где теперь учатся дети его друзей и родственников, никогда не сходила с карты нарушений. Он пошёл в наблюдатели, чтобы доказать всем, что его школьные учителя — не преступники. В результате Александра побили титушки-наблюдатели от «Коммунистов России», а учителя написали на него заявление в полицию, обвинив в попытке украсть персональные данные избирателей. То есть оклеветали и подвели под уголовную статью» — слегка не точен: «уголовной статьи» там пока нет (но мы не стали бы зарекаться), а обвиняют его, судя по полицейскому протоколу об административном правонарушении, по ст. 5.69 «Вмешательство в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, либо создание помех участию избирателей, участников референдума в голосовании» КоАП РФ.

Но в главном коллеги правы: Александр оклеветан членами УИК, по навету которых вынужден был отвлечься от наблюдения на общение с полицией; он в итоге попал под суд. А УИК задачу на «какой надо» результат голосования тем самым успешно выполнил.

«Вина» Александра в полицейском протоколе (см. ниже) сформулирована так: «будучи являлся членом УИК с правом совещательного голоса на данном участке создавал помехи в работе членов избирательной комиссии воспрепятствовал проведению заседания участковой избирательной комиссии а именно выдвигал неправомерные требования к членам УИК показать список проголосовавших, мешал подойти к столам выдачи бюллетеней, загораживал проход к кабинам спец ящикам, высматривал отметки избирателей«.

И вот на основании этого бреда Александр 04 октября будет (в чём мы, основываясь на горьком опыте, увы, не сомневаемся) оштрафован мировым судом на сумму (если по закону) от 2 до 5 тысяч рублей…

[свернуть]

Лучше не скажешь

Александр Симонов (Москва) в комментариях к одной из заметок в Фейсбуке о работе на «выборах» ЕДГ-2021 участников Ассоциации наблюдателей Татарстана (АНТ) выразил, на наш взгляд, весьма кратко, образно и ёмко наш ответ на частые вопросы типа «А чего ради вы так упираетесь-то? Вам что, больше всех надо? Вам заняться больше нечем? Не лучше ли было вашу энергию потратить на что-то более продуктивное? Ну и что в итоге изменилось? Вы что, не понимаете, в какой стране живёте? …»:

«Я считаю, идейные наблюдатели и члены избиркомов, которые понимают важность института выборов — лучшие люди страны. Потому что — «Институты важнее персоналий».
Не имеет значения, каких политических взглядов ты придерживаешься — левых, правых или каких угодно иных. Главное, чтобы хорошо и честно работал базовый институт любого демократического государства — выборы«.

Заметки «варяжского гостя»

В составе наблюдения за выборами ЕДГ-2021 в Татарстане, подготовленного Ассоциацией наблюдателей Татарстана и региональным отделением партии Яблоко, 17-19 сентября работал гость из Москвы. Это Макар Сардушкин, уроженец Казани, после окончания в Казани средней школы закончивший КГТУ (ранее КХТИ, ныне КНИТУ-КХТИ), затем переехавший в Москву, обучавшийся в аспирантуре и защитивший диссертацию в РХТУ им. Д.И. Менделеева и ныне в Москве и живущий.

Что интересно, за федеральными выборами в Казани он наблюдал уже второй раз (первый эпизод был на президентских выборах 18 марта 2018 года). И вновь наблюдал на избирательном участке № 167 в Московском районе Казани.

Далее...

В составе этой команды наблюдателей было всего два человека: «московский гость» Макар Сардушкин с полномочиями наблюдателя и его напарник Сергей Лебедев с полномочиями члена УИК с правом совещательного голоса. (Отметим, что полномочия С.Лебедева весьма обширны, почти равны полномочиям членов УИК с правом решающего голоса, и при грамотной реализации позволяют добиться в наблюдении значительных результатов, вплоть до полного контроля над работой всего УИКа. По результату наблюдения судя, квалификация С.Лебедева была весьма высокой.)

Два независимых наблюдателя на одном участке, да на три дня голосования, — команда объективно не самая сильная. Даже в этой выборной кампании на иных участках у нас были команды много сильнее, в первую очередь сильнее за счёт своего члена УИК с правом решающего голоса, полномочия которого в плане контроля за деятельностью УИКа безграничны. Но на участке 167, по нашим данным, такой поддержки «изнутри УИКа» у наших наблюдателей не было.

И тем не менее, всего два бойца добились впечатляющих результатов (см. диаграмму ниже, на которой показаны все УИКи Казани):

  • по оси абсцисс отложены номера избирательных участков Казани, а по оси ординат — % голосов за ЕР на тех участках,
  • площадь каждого кружка пропорциональна числу действительных бюллетеней на участке,
  • голубыми значками показаны участки с КОИБами,
  • зелёными — с нашим (Ассоциации наблюдателей Татарстана и партии Яблоко) наблюдением,
  • красными — с нашим наблюдением при активном (если не сказать прямо: жестоком) противодействии псевдонаблюдателей, титушек, братков, комиссий и полиции,
  • серыми — без нашего наблюдения (все остальные).

Участок № 167 на этой диаграмме представлен зелёным кружком чуть ниже-левее центра диаграммы.
Остальные подробности — в Фейсбуке Макара Сардушкина

[свернуть]

Занятия в «Школе наблюдателей»

Уважаемые волонтеры!

Сообщаем вам о начале обучения наблюдателей. Курс подготовки состоит из трех частей.

Первое занятие будет посвящено общим положениям, особенностям трехдневного голосования и описанию событий, которые будут происходить 17-19 сентября до начала подсчета голосов.
На втором занятии предстоит подробный разбор всех особенностей подсчета голосов, который начнется 19 сентября в 20:00.
Третье занятие будет совмещено с выдачей направлений. На нем будет обзор раздаточных материалов, рассказ о том, как подавать жалобы, краткий инструктаж и ответы на вопросы.

Первое занятие будет проходить 7-8 сентября одновременно в очной форме и в виде Zoom-конференции. Начало в 18:15. Длительность – примерно 1,5 часа.
Второе занятие будет проходить 9-10 сентября также в двух формах, с началом в 18:15 и с той же длительностью.
Оба занятия будут проводиться также в субботу 11 сентября. Время начала будет сообщено дополнительно.

Уважаемые волонтеры! Избирательный процесс имеет многие особенности, которые вы сможете узнать только в ходе обучения. Не пренебрегайте подготовкой, которая поможет вам работать с наибольшей эффективностью. Ознакомьтесь и по возможности распечатайте малый комплект пособий, прикрепленных к данному сообщению. Если они будут у вас под рукой во время занятий, это поможет усвоению материала.

Первое занятие состоится по адресу: ул. Татарстан 22 офис 502. Начало в 18:15.
Приходите либо подключайтесь к конференции Zoom:
https://us02web.zoom.us/j/89750104402?pwd=MUdQRmtLc0gyWmxQaTVxZHAzQ1hWZz09
Идентификатор конференции: 897 5010 4402
Код доступа: 743211

Приложения

 

[свернуть]

Избран новый состав руководящих органов АНТ

27 марта 2021 года состоялось отчётно-выборное общее собрание Ассоциации наблюдателей Татарстана (АНТ).

Заслушав отчёт совета АНТ о его работе и рассмотрев другие вопросы, собрание решило:

  1. Работу совета АНТ признать удовлетворительной.
  2. Срок полномочий нового состава выборных руководящих органов АНТ установить равным одному году.
  3. Численность совета АНТ установить равной пяти участникам АНТ.
  4. Членами совета АНТ на альтернативной основе избраны: Азат Габдульвалеев, Ильдар Киямов, Дмитрий Первухин, Александра Полупуднова и Владимир Соловцов.
  5. Координатором АНТ на альтернативной основе избран Азат Габдульвалеев.
  6. Заместителем координатора АНТ на альтернативной основе в два тура избран Владимир Соловцов.
  7. Обсуждены отдельные вопросы подготовки наблюдателей к предстоящим думским выборам и взаимодействия АНТ по этим проблемам с различными партиями и организациями.

О свежих изменениях выборного законодательства Татарстана

Государственный совет Республики Татарстан принял закон о многодневном голосовании, о запрете наблюдать на выборах и референдумах гражданам, не имеющим права голосовать на этих выборах и референдумах.

Ассоциация наблюдателей Татарстана уже выразила своё отношение к этому законопроекту.
И наше отношение к таким «новациям» не изменилось: их цель — облегчить фальсификацию результатов выборов, голосований и референдумов, затруднить и ограничить общественное наблюдение.

Лукавство введённого этим законом «ценза оседлости» для общественных наблюдателей за выборами и референдумами подчёркивает тот факт, что аналогичных ограничений нет для депутатов (законодателей) всех уровней.

Открытое обращение Ассоциации наблюдателей Татарстана к депутатам Государственного совета Республики Татарстан

В настоящее время в Государственном совете Республики Татарстан рассматривается законопроект от 01.10.2020 г. № 122-6 «О внесении изменений в Избирательный кодекс Республики Татарстан и отдельные законодательные акты Республики Татарстан».

Законопроект принят в первом чтении. Он предусматривает включение в Избирательный кодекс Татарстана поправок, согласно которым голосование на референдуме и голосование на выборах может проводиться в течение трёх дней подряд, а также может быть организовано голосование избирателей на придомовых территориях, на территориях общего пользования и в иных местах (новые статьи 491 и 751 и др.). Кроме того, поправки вводят возможность голосования по почте и дистанционного электронного голосования (новые части 161 статьи 76 и 131 статьи 50) и определяют, что при проведении выборов в органы государственной власти Республики Татарстан, выборов в органы местного самоуправления на территории Татарстана наблюдателем может быть гражданин, обладающий активным избирательным правом на выборах в органы государственной власти Республики Татарстан, а при проведении референдума наблюдателем может быть гражданин, обладающий правом на участие в референдуме.

Далее...

Ассоциация наблюдателей Татарстана, имеющая более чем десятилетний опыт организации и проведения независимого наблюдения за выборами, голосованием и референдумами, уверена, что внесение таких поправок в Избирательный кодекс Татарстана имеет только одну цель – облегчить фальсификацию результатов выборов, голосований и референдумов. Республика Татарстан – субъект Федерации, широко известный своей застарелой культурой электоральных манипуляций, и эти изменения будут способствовать не избавлению от фальсификационных практик, а их расширению.

Введение многодневного голосования в 2020 году объяснялось заботой о здоровье граждан в период пандемии COVID-19, но в действительности сделало возможными масштабные фальсификации во время голосования по поправкам в Конституцию и на выборах 13 сентября. Участники Ассоциации наблюдателей Татарстана выявили целый ряд случаев подлога бюллетеней в сейф-пакетах, в которые упаковывались бюллетени проголосовавших граждан в конце каждого дня многодневного голосования и выборов (например, в сентябре на избирательных участках №№ 118, 243, 317, 361, 409, 1757).

Между тем опыт предшествующих лет показывает, что однодневное голосование никаких неудобств для избирателей не представляет.

Ассоциация наблюдателей Татарстана полагает также, что допуск к выборам и референдумам в качестве наблюдателей только тех, кто обладает правом участвовать в них в качестве избирателей, противоречит основополагающему принципу открытости и гласности выборов. В частности, опыт наблюдения АНТ за референдумами о самообложении в различных населенных пунктах Республики Татарстан показывает, что в тех случаях, когда на референдумах присутствовали независимые наблюдатели, референдумы признавались несостоявшимися из-за низкой явки избирателей. А в отсутствие независимых наблюдателей референдумы состоялись.

Мы уверены, что в случае принятия этих поправок и соответствующих изменений в организации выборов и референдумов произойдут дальнейшие снижение доверия к их результатам и делегитимизация избираемых лиц. Республика Татарстан ещё дальше отойдёт от цивилизованных практик волеизъявления граждан и в полной мере будет оправдывать название электорального султаната.

Мы призываем депутатов Госсовета Татарстана действовать в интересах граждан, проживающих в республике, а не в интересах несменяемой и теряющей легитимность власти и не вносить эти поправки в Избирательный кодекс Республики Татарстан.

[свернуть]

О наборе наблюдателей

Ассоциация наблюдателей Татарстана (АНТ) объявляет набор наблюдателей на выборы депутатов Государственной Думы РФ, планируемые на 19 сентября 2021 года.

Набор будет производиться во время митинга в воскресенье 14 февраля 2021 г. на пл. Тысячелетия. Ищите нас с 12 часов.

Заявку на участие в наблюдении можно также подать:

Набор сборщиков подписей

Желающие помочь в наборе наблюдателей на митинге могут написать в Telegram @sHhhHhhhsh. Прошу также сделать анонсы на вашу аудиторию в соцсетях.

Александра Полупуднова, участник АНТ